Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам №60 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Долг платежом красен
(из морской жизни)


С.З.
(текст адаптирован с оригинала 1900 года)


Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Корабельный зверинец (Коко)

Китаец

Слуга дракона

Патрик-герой


Трехмачтовое французское судно „Тир-Лир" боролось с бурей уже целый день, но капитан Вижье спокойно разгуливал по мостику, покуривая свою коротенькую трубку. Капитан ни минуты не сомневался в крепости „Тир-Лира", а что касается его устойчивости, то доказательства её были налицо: вот уже несколько часов, как судно так кренит, что оно бороздит своими снастями громадные пенистые волны, поднятые всё усиливающимся ураганом. Что-то будет дальше, когда ночная тьма окутает „Тир-Лир", скрывая в своих недрах всякие неприятные сюрпризы? Этот вопрос задавали себе все подчинённые капитана Вижье, которому тоже не нравилось то место, в котором „Тир-Лир" носился теперь по волнам. Макао, куда направлялось судно, был недалеко, и в этих водах каждую минуту можно было наткнуться на какой-нибудь пассажирский или груженый пароход.

Эти неприятные ожидания сбылись раньше, чем капитан это предполагал. Солнце ещё не село, когда до слуха экипажа донесся грохот пушечного выстрела, заглушенный ревом бури. Потом послышался второй и третий выстрелы. Ясно было, что какое-то судно находилось в опасности и просило о помощи. He ожидая приказания капитана Вижье, юнга уже спешил к нему с подзорной трубой. Но она принесла мало пользы, и в какую сторону ни обращался капитан, везде видел он перед собою четырех и пятисаженные волны, скрывавшие от него даль.

- Летучая Рыба, - крикнул капитан матросу, носившему эго странное прозвище, - полезай-ка наверх и посмотри, что делается кругом нас.

Карабкаться по снастям в эту погоду было делом более чем рискованным, но капитан Вижье знал, кому он приказывал! Летучая Рыба был так же храбр, как и ловок. Впрочем, лезть высоко ему не пришлось, и он вскоре крикнул во всю силу своих здоровых легких:

- Пароход! Флаг свернут! На палубе пожар!

- Пошел вниз! - распорядился капитан, и в то же время велел направить „Тир-Лир" к горевшему пароходу.

Среди матросов послышался ропот.

- „Тир-Лир" весь из дерева и в эту погоду сгорит, как соломинка! - говорил матрос, тощий и длинный. Его поэтому называли Сардинкой.

- Наш капитан, кажется, с ума спятил! - проворчал Кашалот, отличавшийся исполинским ростом.

Все это говорилось вполголоса, но, тем не менее, дошло до ушей капитана Вижье. Матросы его любили и в большинстве случаев слепо доверяли его знаниям и опытности. Но теперь положение было исключительным, и требовались решительные меры. Подойдя к Кашалоту твердыми шагами, капитан направил на него свой карманный револьвер, говоря:

- Твое мнение, приятель?

- Я говорю, - отвечал Кашалот, пренагло улыбаясь, - что за таким капитаном, как вы, я готов следовать на край света и даже дальше, если это понадобится.

- А ты, Сардинка? - обратился капитан к другому недовольному.

- А я готов идти за Кашалотом, куда угодно, потому что за его широкой спиной всегда можно укрыться.

- Дети мои, я вами доволен! Но помните, - процедил капитан сквозь зубы, - что одну и ту же шутку дважды не повторяют.

И после этого „Тир-Лир" начал готовиться в опасной встрече с горевшим пароходом, пассажиров которого надо было спасти от верной гибели.

- Да это английский пароход, идущий в Гонконг! Народа на нём, должно быть, дьявольски много! - воскликнул Летучая Рыба.

- Черт бы побрал этих англичан! - выругался Сардинка. - Для всякой другой нации я готов рисковать своей шкурой, но этим молодцам я предоставил бы жариться в собственном соку, а потом вымачиваться в соленой воде. Если бы мы были на их месте, то капитан английского парохода велел бы машинисту прибавить хода и был бы таков! А мы идем их спасать!

Капитан Вижье тоже недолюбливал англичан, нo человеческие чувства одержали верх над антипатией, и вскоре послышалась громкая команда:

- Приготовить мешки!

Приказание было моментально исполнено, и за бортом „Тир-Лира" повисло несколько десятков мешков, наполовину наполненных паклей. Горевший пароход был уже близко, и, по знаку капитана, матросы начали лить в мешки дешевое масло, целая бочка которого была приготовлена на всякий случай. Пакля быстро пропиталась этим маслом, и оно стало капать на бурно вздымавшиеся волны. Ярость их постепенно уменьшалась, море покрылось жирными пятнами вроде тех, какие наблюдаются на поверхности бульона, и теперь оба судна плавали в полосе затишья. Капитан Вижье велел спустить лодки и, вооружившись рупором, предложил готовить шлюпки и капитану горевшего парохода. Суматоха на нём поднялась страшная, ибо каждому хотелось попасть в лодку раньше других. Но английские офицеры вооружились револьверами и, став у трапа, пропустили вперед только женщин и детей. После этого на „Тир-Лир" были перевезены мужчины, и, наконец, капитан горевшего судна покинул его последним.

Поднявшись на палубу „Тир-Лира", английские офицеры отдали честь французскому флагу и потом предложили капитану Вижье помочь ему при размещении спасенных людей. Их оказалось 319, но места для них было достаточно, потому что „Тир-Лир" был приспособлен для перевозки больших партий китайских кули, отправлявшихся в местности, где имелся спрос на рабочие руки. Капитан Вижье располагал также большим запасом риса, и потому о продовольствии спасенных нечего было беспокоиться. Все они радовались тому, что избежали смертельной опасности, и довольствовались тем, что французы могли им предложить. Недовольным оказался только один рыжий англичанин, занимавший отдельную каюту на горевшем пароходе. Этому беспокойному субъекту не хотелось сидеть в трюме „Тир-Лира", и, похлопывая себя по карману, англичанин требовал, чтобы французы уступили ему за деньги отдельную каюту. Она уже была отдана в распоряжение женщин и детей, и капитан Вижье отказал англичанину довольно резко, возмущаясь его эгоистическими притязаниями, основанными на толстом бумажнике.

В эту минуту один из английских офицеров, выкликавший спасенных по списку, доложил капитану Вижье, что одного человека не хватает, ибо на горевшем пароходе было 320 пассажиров. И действительно, в бинокль было ясно видно, что на палубе покинутого парохода бегал какой-то китаец, которого раньше не заметили в общей суматохе.

Капитан английского парохода был теперь в отчаянии и непременно хотел лично отправиться в лодке, чтобы спасти несчастного китайца. Но капитан Вижье распорядился иначе, и четыре матроса под начальством боцмана уже гребли в шлюпке, направлявшейся к горевшему пароходу. Эта смелость могла теперь стоить им жизни, потому что каждую минуту огонь мог дойти до пороховой камеры, и после взрыва от шлюпки остались бы только одни щепки.

Это понимали все люди, находившиеся на „Тир-Лире", и рыжий англичанин, недовольный капитаном Вижье, громко критиковал его распоряжения:

- Надо быть сумасшедшим, чтобы рисковать жизнью пяти людей для спасения какого-то жалкого китайца! A если уже посылаешь людей на верную смерть, то не будь трусом и начальствуй ими лично! A то это не хитро!

Тут капитан Вижье окончательно потерял терпение и решил дать англичанину хороший урок:

- Я здесь начальник и никому не отдаю отчета в своих поступках! А кто мною недоволен, того я приказываю заковать в цепи! Кашалот, возьми этого молодца!

Англичанин, не ожидавший ничего подобного, пришёл в ярость и кричал:

- Я великобританский подданный! Меня никто не смеет трогать! А если найдётся такой дерзкий, то я превращу его рожу в кровавый ростбиф.

И англичанин приготовился встретить Кашалота боксом. Но этот великан сразу смял своего противника и, положив его себе под мышку, понес в трюм для успокоения. По словам пассажиров сгоревшего парохода, этот англичанин был содержателем одного из тех игорных домов, которые существуют в португальской колонии Макао, куда „Тир-Лир" теперь и направлялся. На палубу его уже был доставлен спасённый китаец и благодарил капитана Вижье, как умел.

Через два дня „Тир-Лир" благополучно достиг Макао и пристал к одной из его набережных. Англичане тотчас же расплатились с капитаном Вижье, и он получил изрядную сумму за провоз и содержание спасенных им пассажиров. Но деньги не залеживались подолгу в кармане бравого капитана, который любил море так же страстно, как и игру. Началось обычное для моряков хождение по разным притонам, и в кошельке капитана Вижье оставалось всего несколько золотых монет, когда ему случилось однажды вечером заглянуть как раз в тот игорный дом, содержателем которого был рыжий англичанин.

По прибытии „Тир-Лира" в Макао англичанин был, конечно, выпущен на свободу и теперь стоял за стойкой буфета, смежного с игорной комнатой. Он тотчас же узнал капитана Вижье, и ненавистью сверкнули его серые холодные глаза. А беззаботный француз весь отдался игре, в которой ему в этот вечер дьявольски везло. С этим рыжий англичанин уже никак не мог примириться: заковать его в цепи, а потом еще выиграть в его доме целые груды золота! Нет, этому не бывать! Мало ли есть в Макао китайцев, разорённых вконец азартной игрой! Эти желтолицые черти отправят на тот свет, кого угодно, лишь бы было чем поживиться!..

Ночь была довольно темная, когда капитан Вижье шёл по набережной, время от времени ощупывая свои карманы, туго набитые золотом. В одном месте моряку показалось, что за грудой бочек скрылись какие-то две тени. В голове капитана мелькнула мысль о нападении, и в то же мгновенье он почувствовал удар в спину и прикосновение к коже чего-то холодного. Вместе с тем на землю упало какое-то тело, и капитан очутился лицом к лицу с тем китайцем, которого было забыли на горевшем пароходе. Китаец заговорил теперь, указывая на лежавшего на земле:

- Я свалил этого негодяя ударом кастета по голове, потому что был в игорном доме и узнал, что его хозяин послал за вами нанятого убийцу. Но и я, как видите, не дремал. У меня есть веревка, и, если хотите, мы задушим его, прежде чем он придёт в себя! У нас это всегда так делается.

Капитан Вижье не знал хорошенько, что ему делать: благодарить своего спасителя или негодовать на него. После минутного раздумья француз дал китайцу пригоршню золота и молча направился к своему судну.


долг платежем красен - приключенческий рассказ





Пользовательского поиска




в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru