Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам №54 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11



Сирийский кризис как центральная проблема мировой политики

Бочарников И.В.

Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Планета конфликтов - вооруженные конфликты в мире

Бегут правители, бегут (размышления о диктаторах)

События в Ливии. Высадка итальянского десанта в Триполи

Механизм обеспечения национальной безопасности в РФ


События в Сирии, на территории которой на протяжении практически двух лет идут боевые действия,  давно уже вышли  за рамки противостояния власти и оппозиции. Не вписываются они и в канву регионального конфликта.

То, что происходит в настоящее время в Сирийской Арабской Республике, с полным основанием можно охарактеризовать, как крупномасштабный вооруженный конфликт с далеко идущими последствиями, поскольку именно здесь определяется будущее не только Ближневосточного региона, но и Центральной Азии или, оперируя терминологией американских аналитиков, всего Большого Востока.

Или политический режим Б. Асада устоит и будет по-прежнему позиционировать себя в качестве независимого политического актера, или же будет свергнут. И тогда весь регион от Марокко до границ Китая превратится в сплошную дугу нестабильности, о которой еще в начале 90-х годов прошлого столетия мечтали  американские аналитики.

В этой полосе нестабильности отдельным островком останется Иран, будущее которого в случае неблагоприятного исхода событий для руководства Сирии вполне прогнозируемо. Исламская республика также будет подвергнута попыткам "бархатизации", посредством какой-нибудь очередной "цветочно-фруктовой"  революции с тем, чтобы соединить в единую цепь погрязший в хаос и конфронтацию арабский мир с талибанизированными Афганистаном и Пакистаном.

Логическим продолжением это цепи нестабильности с большой вероятностью станет и достаточно проблемный с точки зрения внутриполитической стабильности примыкающий к Афганистану и индийскому штату Джамма и Кашмир Синьцзян-Уйгурский автономный округ Китайской Народной Республики.

Но это уже большая геостратегия, реализация которой будет возможна только после того, как окончательно будет решен арабский вопрос. Пока же его решение откладывается на неопределенное время из-за неудач "революционеров" на сирийском направлении.

Все это дает основание считать, что основной целью эскалации напряженности в регионе является дефрагментация политического пространства и разобщение исламского и, прежде всего, арабского мира, инициирование межконфессиональной и межэтнической конфликтности по принципу "разделяй и властвуй". Именно этот древнеримский постулат – divide et impera – определяет сегодня специфику политических процессов в этом регионе.

Примечательна в этой связи позиция экс-госсекретаря США К. Райс, по мнению которой "Запад должен признать, что 100 лет назад установил границы халатно … и что в интересах США ? принять национальное самоопределение стран вместо того, чтобы ратовать за «глупые и окровавленные» границы, навязанные Западом". Речь, таким образом, идет о возможности и целесообразности новой перекройки границ, которые должны будут соответствовать теперь интересам, прежде всего, США. То, что эти границы едва ли будут соответствовать интересам народов Ближнего Востока, американскими политтехнологами в расчет не принимается. Более того, эскалация напряженности и генерирование очередных кризисов, арбитром в урегулировании которых будут выступать Соединенные Штаты, предопределяется новой перекройкой границ.  И, очевидно, именно эта перспектива и является одной из наиболее значимых целей стратегии США в данном регионе.

Это предполагает возможность манипулировать политическими структурами в регионе, держать их в постоянном напряжении и использовать в своих интересах. Технологией подобного рода манипулирования является стратегия управляемого хаоса, положения которой были разработаны в США еще в 60-х годах прошлого столетия, а сейчас реализуются на практике, в том числе посредством так называемой "арабской весны". Зарубежные СМИ, например, и не скрывали, что инициаторами этих событий были определенные круги США и их европейские союзники, преследующие свои интересы. Наиболее отчетливо это проявилось в Ливии, где США и их союзники сыграли решающую роль в свержении политического режима М. Кадафи. Циничное же "В-а-у" госсекретаря США Х. Клинтон после просмотра кадров убийства революционерами главы Ливийского государства фактически сорвало маски с истинных заказчиков этих событий.

Еще одной вполне очевидной целью происходящих процессов, как в самой Сирии, так и в целом в странах арабского мира, является насаждение марионеточных  режимов, подобно тому, как это осуществлялось во второй половине прошлого столетия в Латинской Америке. И подобно тому, как насаждение марионеточных режимов в Латинской Америке привело к фашизации целого континента, арабская весна уже способствовала приходу к власти радикальных исламистов в Египте и Ливии – ключевых странах арабского Средиземноморья.

По всей видимости "арабская весна" предписана и Сирии, главной виной руководства которой является позиционирование самостоятельности во внешнеполитических вопросах и авторитет в арабском мире. Помимо этого, политический режим Сирии, в отличие от большинства стран региона, секулярен и действительно пользуется поддержкой большинства населения страны. И это несмотря на то, что руководство страны относится к так называемой алавитской (одно из направлений шиизма) общине. Хотя  сам себя Б. Асад позиционирует в качестве светского политика, не обремененного религиозными догматами. Эта поддержка обусловлена сохранявшейся на протяжении десятилетий внутриполитической стабильности и благоприятной экономической конъюнктуры, более высоким по сравнению с рядом сопредельных государств уровнем жизни населения. Помимо этого, Сирии на протяжении длительного времени удавалось находить баланс интересов между представителями  тех же суннитов и шиитов, а также представителями других конфессий. Наконец, в Сирии курдский вопрос не был так обострен до последнего времени, как в тех же Турции или Ираке. Следствием этого, очевидно, является сопротивление, оказываемое повстанцам в курдских провинциях Сирии.

Но, пожалуй, самым главным  фактором является то, что через территорию Сирии проходят стратегически важные, в том числе энергетические, коммуникации. На фоне информационного прессинга руководства Сирии незамеченным для мирового сообщества остался факт подписания правительствами Сирии, Ирана и Ирака в июле 2011 года соглашения о газопроводе, который должен стартовать в иранском порту Ассалуйе рядом с газовым месторождением "Южный Парс" в Персидском заливе и протянуться до Дамаска в Сирии через иракскую территорию.

Все это, по мнению политтехнологов США, являлось настолько вызывающе антидемократичным, что необходимо было оперативное вмешательство с тем, чтобы поставить под контроль и ситуацию в Сирии, и особенно транспортно-энергетические коммуникации, проходящие по ее территории.

В силу этого очевидно, что события в Сирии – продуманная и принятая к исполнению стратегия, реализуемая независимо от действительного положения дел в этой стране и политики ее руководства. Для достижения всех этих целей создана беспрецедентная по численности коалиция в составе более чем 130 государств, возглавляемая  США. Для сравнения: в состав антигитлеровской коалиции на завершающем этапе Второй мировой войны весной 1945 года входило 53 государства, а антииракской 1991 года – 28 государств.

Беспрецедентным является массовое коллективное признание антиправительственных структур. Таким образом, в мировой практике создается опасный прецедент признания легитимности антиправительственных структур в обход ООН. И это несмотря на то, что сам состав так называемого Сирийского национального совета менялся несколько раз и, очевидно, не один раз еще поменяется.

Примечательно, что в  авангарде антисирийской "демократической" коалиции находятся два государства с монархическими, средневекового типа режимами – королевство Саудовская Аравия и эмират Катар. Именно эти две страны с начала арабской весны занимают активнейшую позицию по радикальному преобразованию современного арабского мира. Наиболее отчетливо это проявилось  в ливийских  событиях, когда Катар и Саудовская Аравия не только добровольно взяли на себя функции финансирования, формирования и оснащения вооружением повстанческих группировок, но и пользуясь своим влиянием в Лиге арабских государств (ЛАГ) фактически инициировали внешнее вмешательство в  гражданскую войну в Ливии. Именно  по просьбе ЛАГ, а точнее, Катара и Саудовской Аравии, Совет Безопасности санкционировал установление в воздушном пространстве Ливии, так называемой бесполетной зоны, ставшей прикрытием для нанесения ракетно-бомбовых ударов НАТО по ливийским правительственным войскам. По аналогичному сценарию должны были развиваться и события в Сирии, но здесь катарско-саудовские инициативы потерпели фиаско по причине неприятия их Россией и Китаем.

Позиция Саудовской Аравии и Катара вполне объяснима. Или руководство этих стран будет безоговорочно поддерживать демократические ценности США и способствовать их продвижению на территории сопредельных государств, или же они сами будут подвергнуты демократизации.

На территории Катара, например, находится один из крупнейших военных объектов США за рубежом – военно-воздушная база Эль-Удейд, расположенная южнее столицы Катара Дохи. Эта база использовалась во всех действиях авиации США против Ирака, а с 2001 года по настоящее время является мостом для обеспечения боевых действий войск западной коалиции в Афганистане. На этой же базе с 2003 года дислоцируется Центр управления воздушными операциями Объединенного центрального командования США. Таким образом, эмират Катар, по сути, является основным военно-политическим плацдармом  Соединенных Штатов. И его суверенность заканчивается там,  где  начинаются интересы США. Хотя, в отличие от других американских сателлитов, Катару по ряду направлений разрешается все же несколько больше. Например, иметь радиостанцию ("Аль Джазира"), периодически позиционирующую свой антиамериканизм. Помимо этого, руководство Катара фактически открыто поддерживает отношения с талибами Афганистана и Пакистана, что для любого другого государства автоматически стало бы основанием для обвинения в поддержке терроризма. Используется территория эмирата и для укрытия террористов, в том числе чеченских. Не случайно именно здесь нашел свое последнее пристанище один из лидеров криминального чеченского режима З. Яндарбиев. Эти и другие факты во многом объясняют радикализм катарского руководства в отношении Сирии.

Аналогичным образом объясняется и позиция Саудовской Аравии, тесные союзнические отношения которой с США сложились еще в начале 50-х годов. Для правящей королевской династии Аль Саудов это стало гарантией нахождения у власти. Исходя из этого, на протяжении более полувека эта страна была основным плацдармом продвижения интересов США не только на Ближнем Востоке, но и в Центральной Азии. Именно отсюда шло финансирование и вооружение афганских моджахедов в 80-х годах прошлого столетия. С помощью той же Саудовской Аравии США в тот же период обрушили мировые цены на нефть, сделав нерентабельной его добычу в Советском Союзе, что спровоцировало системный кризис сначала в экономике, а затем и в политической системе СССР. Таким образом, США в определенной степени своей победой в «холодной войне» обязаны именно Саудовской Аравии. Активно поддерживала Саудовская Аравия США и в антииракских компаниях, вплоть до 2003 года, когда руководство страны под давлением исламских фундаменталистов потребовало вывода американского войск. С начала арабской весны Саудовская Аравия активно включилась в процессы, хотя отношение королевской семьи к свергнутым в ходе нее режимам  было неоднозначным: от поддержки Х. Мубарака в Египте и нейтрального в  Тунисе  (Бен Али даже получил убежище на территории Саудовской Аравии) до полного неприятия М. Кадафи. Столь же радикально неприятие и правительства Б. Асада.

Следует отметить, что в сирийском кризисе Катар и Саудовская Аравия преследуют и свои собственные интересы. Прежде всего, ни Катар, ни особенно Саудовскую Аравию не устраивает влияние Сирии в арабском мире, в том числе, в вопросах палестино-израильского противостояния. Сирия, например, до сих пор находится в состоянии войны с еврейским государством, в то время как и Катар, и Саудовская Аравия фактически устранились от процессов арабо-израильского урегулирования. И именно на территории Сирии, равно как и в Ливане, развернуты лагеря палестинских беженцев. В то время, как ни в Катаре, ни в Саудовской Аравии их нет и не будет, поскольку это едва ли разрешат их американские союзники.

Не устраивает клерикальные режимы и светский характер государственной власти Сирии. Помимо того, что Б. Асад позиционирует свою светскость, он еще и представляет алавитскую общину. В Саудовской Аравии и Катаре господствующей религией является одно из наиболее радикальных ответвлений суннизма – ваххабизм (кроме Катара и Саудовской Аравии, это направление ислама исповедуют также талибы Афганистана).

Немаловажным фактором является и то, что Катар претендует на часть газового  месторождения в районе Южного Парса, поэтому руководству эмирата небезразлично, в каком направлении пойдут экспортные потоки с этого месторождения. Это особенно важно с учетом того, что в последние годы, Катар динамично развивается. По данным специалистов британской аудиторской фирмы Ernst and Young и института Oxford  Economics, экономика Катара признана самой быстрорастущей за десятилетие (2000–2010 гг.) со среднегодовым ростом реального ВВП в размере 13%. Уже сейчас Катар признан самой богатой страной исламского мира. При этом объем ВВП на душу населения составляет более 98 тыс. дол. (для сравнения: в России по итогам 2011 года – 16 700, в США – 48 400, в Германии – $37 900 тыс. долл.).

В отличие от Катара, у Саудовской Аравии  в последние годы обозначились проблемы, прежде всего, экономического характера. Королевство по-прежнему является одним из основных экспортеров нефти, но, в отличие от того же Катара, рост ВВП страны составляет всего лишь 4%. При этом уровень безработицы в Саудовской Аравии составляет порядка 20%, а среди совершеннолетней молодёжи – более 40%. Это свидетельствует о том, что экономическое благополучие, обеспечивавшее политическую стабильность в королевстве, достаточно шаткое.  Доходы от экспорта нефти пока позволяют правящей династии удерживать ситуацию под контролем. Экспорт нефти составляет 95% экспорта и 75% доходов страны, давая возможность поддерживать государство всеобщего благосостояния. Но сколь угодно долго это продолжаться не может. По мнению экспертов, запасы нефти, которые делали Саудовскую Аравию глобальным геополитическим игроком, оказались завышенными в своей оценке примерно на 40%, а возможности страны наращивать добычу – ограниченными.

Ситуацию осложняет также и то, что наряду с экономическими требованиями, начинают озвучиваться и политические. Так, в ходе демонстраций и протестов в Эр-Рияде и других городах страны в феврале 2011 года (буквально в преддверии сирийских событий) уже были озвучены требования соблюдения принципов независимости судебной и законодательной власти, равных прав для женщин, социальной справедливости и перераспределения доходов от нефти в пользу населения страны. Только лишь жесточайшее подавление и репрессии не позволили протестам обрести более масштабный характер. Но проблема не решена, а загнана внутрь, и она вновь обострится при малейшем ослаблении репрессий.

Ахиллесовой пятой для Саудовской Аравии является зависимость проводимой политики от абсолютизма правящей династии. Все решения принимаются исключительно главой государства – королем. На фоне информации о состоянии здоровья главы государства – 88-летнего короля  Абдаллы внимание экспертов привлекает фигура наследного принца 78-летнего Салмана, который также не отличается крепким здоровьем. При этом кронпринцем Салман стал всего лишь в июне 2012 года, после  смерти предыдущего наследника, 78-летнего Наифа. Таким образом, важнейшей спецификой правящего режима является старение, что свидетельствует о крайней неустойчивости политической системы Саудовской Аравии.

Все это позволяет считать, что ведущую роль в тандеме модераторов арабской весны играет все же Катар. Именно на его территории происходили все наиболее значимые события, связанные с оформлением и структурированием сирийской оппозиции. Недаром и сама антисирийская коалиция получила название Доховской, по названию столицы этого государства.

Что же касается Саудовской Аравии, то перспективы ее развития далеко не так однозначны, особенно на фоне «неспокойных» восточных  провинций страны, где преобладающим населением являются шииты.  С учетом же того, что именно эти провинции наиболее богаты нефтью, вполне вероятна постановка вопроса о демократичности  самой Саудовской Аравии и целесообразности реализации в отношении нее принципа «divide et impera». В результате может случиться  так, что королевская семья Саудовской Аравии,  столь много сделавшая для арабской весны, эту же весну может принести  и в свою страну.

Активное участие в сирийском конфликте принимает и Турция.  Именно через ее территорию силы оппозиции снабжаются оружием и боеприпасами. В Турции созданы не только лагеря для беженцев из Сирии, но и организованы базы отдыха для боевиков, а раненых лечат в госпиталях турецкой армии. Известно, что в Турции находится центр по подготовке сирийских боевиков, военным обучением которых занимаются турецкие офицеры. В распределении оружия принимают участие сотрудники ЦРУ, специально посланные в Турцию.

Откровенно враждебная позиция Турции по отношению к Сирии выразилась в провокационном обострении ситуации на турецко-сирийской границе в первой декаде октября 2012 года. В результате попадания минометного снаряда, выпущенного с сирийской территории, в жилой дом в приграничном селении погибла турецкая семья из пяти человек. Сирийские власти принесли свои соболезнования и начали расследование инцидента, так как обстрел турецкого населенного пункта велся с территории, контролируемой сирийскими антиправительственными вооруженными группировками. Однако турецкие власти сразу обвинили в обстреле сирийские правительственные войска и ответили артиллерийским обстрелом, в результате которого погибли несколько сирийских военнослужащих. Затем по просьбе Турции было созвано экстренное совещание Совета НАТО, которое также осудило "агрессивные действия Сирии". Генсек НАТО А. Расмуссен заявил, что у альянса имеется план военных действий по "защите Турции, как члена НАТО"  в соответствии со ст. 5 его устава. В свою очередь, турецкий парламент на внеочередном заседании принял решение, дающее право турецкой армии вести боевые операции за пределами страны, что предоставляет возможность начать военные действия против Сирии в любой подходящий момент.

Все это свидетельствует  о преднамеренности эскалации напряженности  турецко-сирийских отношений. Причиной этого является, с одной стороны, солидарность руководства Турции, представленного умеренными исламистами (премьер-министр и президент Турции – выходцы из турецкой ассоциации "Братьев-мусульман") с суннитскими монархиями Персидского залива (Катаром и Саудовской Аравией), а с другой – попытка позиционировать себя в качестве регионального лидера. И, если для Саудовской Аравии идеей фикс является возрождение арабского халифата, то для Турции  характерна в последнее время реанимация идей пантюркизма. Следует отметить, что, несмотря на заверения о неизменности светских устоев государственности, происламское руководство Турции все чаще позиционирует себя в качестве регионального центра мусульманского мира.  Неслучаен в этой связи и арест под предлогом обвинений в попытке государственного переворота армейской верхушки, осознающей пагубность процессов исламизации Турции.

Существенно и то, что Турция – единственный член НАТО в регионе, поэтому турецкое руководство вынуждено реализовывать решения руководящих органов Североатлантического альянса, вне зависимости от того, насколько они соответствуют национальным интересам. Именно этим, например, объясняется решение о размещении на турецко-сирийской границе дивизионов ракет зенитно-ракетных комплексов "Пэтриот". Примечательно, что боевые действия идут на подступах к Дамаску, а размещение ракет планируется завершить к исходу января 2013 года.

Несмотря на очевидную абсурдность обвинений против Сирии, НАТО все же подхватило эту дезинформацию с целью обоснования размещения  на приграничных районах Турции зенитно-ракетных комплексов "Пэтриот".  Обращает на себя внимание тот факт, что ракетные комплексы разворачиваются в соответствии с утвержденным еще в 2007 году оперативным планом под названием «Активный забор» (activefence), когда ни о какой "арабской весне", в том числе на территории Сирии, и речи быть не могло. О далеко идущих планах стратегов НАТО свидетельствует и перенос командного центра сухопутных сил НАТО в Турцию (г. Измир).

Очевидно, что установка ракетных комплексов "Пэтриот", равно как и передислокация в Турцию командного центра сухопутных войск НАТО ориентированы на поражение отнюдь не сирийских воздушных целей. В регионе остается только один субъект международных отношений, с которым американцы и их союзники ничего не могут поделать, несмотря на внешнюю фактическую политико-экономическую блокаду и попытки дестабилизировать внутриполитическую ситуацию – это Исламская Республика Иран. Именно на поражение ее целей в перспективе и ориентировано размещение в Турции комплексов "Пэтриот".  А это означает, что уже в ходе эскалации сирийского кризиса США и их союзники планируют нанесение ударов  по Ирану. И Турции в этом отводится одна из ключевых ролей – принять на себя ответный удар Ирана. Таким образом, руководство Турции, пытаясь решить проекты своего регионального лидерства, фактически ставит под угрозу безопасность и суверенитет страны.

В данном случае очевидно игнорирование исторических уроков. В 1914 году, например, Османская империя, под воздействием немецкой агентуры и младотюрков, вошла в состав антиантантовской коалиции. Итогом стало то, что  уже в 1915 году она оказалась на грани  исчезновения.  И только лишь позиция первого президента Турецкой Республики Кемаля Ататюрка, взявшего курс на отказ от идеологии пантюркизма и поддержание бесконфликтных отношений с сопредельными странами, помощь Советской России, первой признавшей Турецкую Республику и отказавшейся в 1921 году от договоров царского правительства, в том числе по территориальным вопросам, предотвратили коллапс турецкой государственности.

На исходе 90-го года своей новой государственности в Турции идет  реставрация пантюркизма. При этом обеспечивавшее свое благосостояние за счет "челноков" и туристов турецкое руководство стремится обеспечить своей стране роль регионального лидера. Цель более чем иллюзорная. Этого не будет. Прежде всего, потому, что это не входит в планы союзников. Турция может быть, выражаясь словами Дж. Оруэлла, только чуть "ровнее среди равных", но не  более. Претензии же ее на лидерство будут подавляться самими же союзниками, прежде всего США. Достаточно уязвимы позиции руководства Турции и внутри страны. Значительная часть населения не поддерживает антисирийской политики своего руководства. Это подтверждают массовые антивоенные демонстрации, критические высказывания в прессе представителей парламентской оппозиции. Такие настроения вполне объяснимы. Наряду с экономическими потерями от свертывания отношений с Сирией, подобная политика грозит Турции ростом внутренней нестабильности.

Но, пожалуй, наиболее значимой проблемой, с которой руководство Турции сталкивается в процессе своей безоговорочной поддержки сирийских повстанцев – это консолидация курдских политических организаций региона с целью создания независимого Курдистана. На севере Ирака уже создан фактически независимый Курдистан со столицей в Эрбиле. Аналогичные процессы автономизации курдских провинций идут и на территории Сирии. До начала событий в Сирии правительствами двух стран в целом успешно реализовывалась политика по пресечению курдского сепаратизма. Поддержка Турцией сирийских повстанцев фактически денонсировала имевшиеся по этому вопросу договоренности.

Более того, с учетом складывающейся ситуации, по мнению экспертов, официальный Дамаск фактически не препятствует обособлению сирийских курдов, рассматривая их как потенциальных союзников. И они действительно уже таковыми стали. В ноябре 2012 года на переговорах в Ираке сторонники Курдского Национального совета и Народного совета Западного Курдистана договорились о совместной борьбе против вооруженных повстанцев из Сирийской  свободной армии. В настоящее время северные, приграничные с Турцией, провинции Сирии контролируются курдскими ополченцами. В боях же за г. Алеппо курдские кварталы были очищены от повстанцев фактически без помощи правительственных войск.

Как считают аналитики, в обмен на лояльность со стороны курдских общин Б. Асад готов согласиться на любую степень автономии для них – а это главное, чего добиваются представители курдских политических структур не только в Сирии, но и за ее пределами. Перспективой развития данной ситуации может стать активизация действий Рабочей партии Курдистана, ведущей борьбу за отделение восточных территорий от Турции. Таким боевые действия будут происходить уже на территории самой Турции. И это так же будет одним из результатов безоговорочной поддержки турецким руководством антиправительственного мятежа на территории сопредельной Сирии.

Активное участие в сирийских событиях проявляют и ведущие европейские страны, прежде всего, из категории так называемой "евротройки" (Великобритания, Франция, Германия). Примечательно, что как и в ливийских событиях, наиболее активную позицию по поддержке антиправительственных вооруженных формирований занимает руководство Франции. Но если в Ливии это участие было обусловлено информацией о финансировании режимом М. Кадафи президентской кампании Н. Саркози, то агрессивность нынешнего правящего французского режима в сирийских событиях у экспертов вызывает недоумение. В этой связи заслуживает внимание позиция американского профессора В. Энгдала, по мнению которого, Франция в сирийских событиях играет роль приспешника США. Исторически французская правящая элита, ? по его словам, ?  начиная с Наполеона, всегда стремилась в международном плане добиться положения, которое не соответствовало ее возможностям. По всей видимости, В. Энгдал, действительно прав, указывая на страх французской политической элиты оказаться на обочине политической истории. И этот страх еще более обострился после знаменательных слов К. Райс "простить Россию, проигнорировать Германию, наказать Францию", когда руководство этих стран выступило против немотивированной агрессии США и Великобритании против Ирака в 2003 году. Выводы, очевидно, были сделаны и, прежде всего, руководством Франции, возглавившим крестовые походы против Ливии и Сирии.

Буквально на следующий день после формирования в Катаре Национальной коалиции оппозиции и революционных сил (12 ноября 2012 года) Франция признала ее единственным законным представителем сирийского народа. Помимо этого,  было принято решение о выделении  ей финансовой помощи в размере 1,2 миллиона евро. Ранее, еще в августе, президент Франции выступил с инициативой о прямой интервенции международных сил в Сирию. Позднее  ?  об установлении бесполетных зон по примеру Ливии, а также о вооружении сирийской оппозиции «оборонительным» оружием. Все эти инициативы французского президента явились настолько радикальными, что  не нашли отклика даже у ближайших союзников по НАТО, а также в руководстве Евросоюза.

Выводы из событий десятилетней давности были сделаны и руководством Германии, поскольку  именно с ее территории были передислоцированы две батареи ЗРК "Пэтриот", и именно немецкие солдаты будут их обслуживать. Таким образом, Германия постепенно вовлекается если не непосредственно в сирийский конфликт, то в перспективные процессы эскалации напряженности.

На фоне активности своих ближайших европейских союзников руководство Великобритании ведет себя более сдержанно. Признание Национальной коалиции оппозиции и революционных сил (НКОРС), например, произошло только лишь 20 ноября 2012 года, после признания ее Евросоюзом. Инициативы же по поддержке оппозиции ограничились предложением о сокращении срока эмбарго на поставку вооружений в Сирию с года, как это было ранее, до трех месяцев, то есть до 1 марта 2013 года.

12  декабря на очередной (четвертой) встрече друзей Сирии в Маракеше (Марокко) Сирийскую национальную коалицию, наконец-то, признали и США. Но еще задолго до этого признания США и их военное ведомство, Пентагон, начали оказывать активную поддержку сирийским повстанцам. При этом помощь оказывалась как напрямую, в виде поставок мятежникам средств связи и коммуникации (порядка двух тысяч мультимедийных комплектов), так и через своих союзников, прежде всего Катар, который фактически является арсеналом США на Ближнем Востоке. Именно из Катара шло вооружение антиправительственных структур в Ливии. Точно таким же образом происходит вооружение и сирийских повстанцев.

В то же время, осознавая опасность попадания оружия экстремистским структурам, США стремятся обезопасить свой имидж. В этой связи главным требованием к Катару является то, чтобы это оружие не было бы произведено в США. Вместе с тем, американцы отчетливо понимают, что правительственным войскам в Сирии противостоят далеко не романтики. Основу вооруженных формирований оппозиции составляют радикальные исламисты, для которых война давно уже стала профессией и именно они составляют сегодня основу разрозненных вооруженных формирований оппозиции, именно на них возлагается миссия по утверждению демократических ценностей в Сирии.

В целом же очевидно, что США, несмотря на то, что их роль в сирийских, да и в целом в арабских событиях не столь явна,  все же играют в них ведущую роль, поскольку без ведома их ни одна из стран не решилась бы на открытую поддержку вооруженной антиправительственной оппозиции. По всей видимости, США успешно освоили китайские стратагемы, в том числе,  и такую: "тигр находится над схваткой". Не вмешиваясь открыто в сирийский конфликт, они, тем не менее, контролируют все происходящие в рамках его процессы и координируют действия своих союзников.

Что же касается открытого вмешательства в конфликт, то оно, по мнению американских экспертов, является преждевременным. Более того, администрация США неоднократно заявляла, что не намерена проводить военную интервенцию в Сирию. Хотя эта позиция в любой момент может быть подвергнута пересмотру, о чем свидетельствуют заявления официальных лиц о том, что руководство США рассматривает все возможные варианты урегулирования ситуации.

Показательна в этом плане принятая сенатом США поправка к оборонному бюджету на 2013 год, в котором предусмотрена возможность военного вмешательства в конфликт в Сирии. Поправка обязывает военное ведомство США в течение нескольких месяцев подготовить официальный доклад, оценив, какие шаги могут быть предприняты для того, чтобы лишить режим Б. Асада преимущества в использовании авиации. По мнению авторов поправки, сенаторов Дж. Маккейна и Дж. Либермана, администрация США до сих пор не предприняла никаких реальных действий для смены режима в Сирии, так что поручение, данное Пентагону, всего лишь позволит "разумно оценить" перспективы военного вмешательства в конфликт.

Среди сценариев, обнародованных авторами законопроекта, объявление Сирии "зоной, закрытой для полетов", размещение батарей Пэтриот в соседних государствах и отправка в регион подразделений американских ВВС для борьбы с сирийской авиацией. Следует отметить, что из этих рекомендаций стала выполняться задолго до обсуждения в американском сенате. Так, еще в начале декабря прошлого года в  восточную часть Средиземного моря во главе морской стратегической группы ВМС США прибыл ударный многоцелевой атомный авианосец "Дуайт Эйзенхауэр". В настоящее время он находится в непосредственной близости от берегов Сирии.  На борту авианосца находятся 70 истребителей-бомбардировщиков, общее число моряков, летчиков и морских пехотинцев, находящихся на его борту, достигает 8 тысяч. "Дуайт Эйзенхауэр" присоединился к находящемуся уже почти две недели у берегов Сирии десантному вертолетоносцу "Иводзима". После прибытия авианосца развернутая в восточном Средиземноморье морская стратегическая группировка насчитывает сейчас 17 кораблей, в состав которой также входят крейсер с крылатыми ракетами на борту, десять эсминцев и фрегатов. Четыре корабля имеют на вооружении многофункциональные системы ПРО "Иджис". С приходом авианосца "Дуайт Эйзенхауэр" общее число американских военнослужащих, находящихся на боевых кораблях в непосредственной близости от берегов Сирии, достигло десяти тысяч.

Таким образом, налицо не только явная демонстрация силы, но и подготовка к вторжению, которое состоится не в случае применения правительством Сирии химического оружия ? это очевидная дезинформационная утка, рассчитанная на американского и европейского обывателя. Вторжение состоится  только тогда,  когда система ПВО Сирии будет не способна противостоять американским ракетно-бомбовым ударам, а их потери в живой силе будут минимизированы.

Пока же главная роль в свержении правящего режима Б. Асада отводится вооруженным оппозиционным группировкам, общая численность которых – от 40 до 60 тыс. человек. И, в отличие от правительственной армии, личный состав так называемой Сирийской свободной армии постоянно пополняется исламскими радикал-боевиками не только с Ближнего Востока, но и из Афганистана, Пакистана, Европы. По официальным сведениям, сирийские власти в октябре текущего года передали в Совет Безопасности ООН сто восемь имен иностранных наемников, захваченных в плен и убитых в Сирии. В ноябре новый список составил уже сто сорок восемь человек. Присутствие в Сирии членов "Аль-Каиды" подтверждают и представители американской администрации. В частности, министр обороны США Л. Панетта в интервью Euronews в мае 2012 года признал факт нахождения в составе вооруженной оппозиции представителей Аль-Каиды. Более того, уже в декабре текущего года Госдепартамент США признал террористической одну из наиболее эффективных группировок сирийской оппозиции "Джабхат-аль-Нусра".

В основе действий повстанцев лежит так называемая "тактика ос" – жалят немногочисленными группами по всей территории страны, вынуждая правительственные войска распылять силы. По сути дела, на территории Сирии развернута диверсионно-террористическая война, основными способами ведения которой являются: убийства видных общественных и государственных деятелей лояльных правящему режиму, практически ежедневные террористические акты в отношении мирного населения, нарушение жизненно-важной инфраструктуры и т.д. Так, например, в ноябре 2012 года после многократных попыток мятежникам все же удалось взорвать Хомский нефтеперегонный комбинат, обеспечивавший 45% потребностей Сирии в нефтепродуктах.

Объектами диверсий становятся не только промышленные предприятия, но и культовые сооружения. В октябре в Интернете появилась видеозапись о подрыве боевиками Сирийской свободной армии (ССА) мечети в г. Алеппо. В комментариях к записи было сказано, что видеозапись размещена в сети одним из боевиков ССА, который не мог согласиться с тем, что сделали его соратники. Достоянием гласности стали и шокирующие факты истязаний пленных солдат правительственных войск 1 ноября 2012 года, опубликованные на видеоресурсе YouTube. В комментариях к записи указано, что военные были захвачены на контрольно-пропускном пункте вблизи Саракиба, и что были казнены 28 человек. Очевидно, мятежники чрезвычайно уверены в своей безнаказанности, тем более что информационное прикрытие их действий обеспечивают такие гиганты масс-медиа, как CNN. Именно в новостях CNN, например, прозвучала, а затем была растиражирована информация о том, что мечеть в Алеппо была разрушена авиаударами правительственных войск. Все это напоминает события августа 2008 года, когда дикторы того же телесиндиката, демонстрируя разрушения в Цхинвале, говорили о том, что это г. Гори, разрушенный ударами российской авиации.

В целом действия повстанцев на территории Сирии все больше напоминают тактику действий чеченских бандформирований на территории России. Во многом это объясняется тем, что социальный состав и тех и других структур фактически однороден. Как и на Северном Кавказе, основу банформирований в Сирии составляют наемники. Соответственно, и методы у сирийских повстанцев практически те же:  подрывы, теракты, провокации и т.д. Демонстрацией схожести действий повстанцев Сирийской свободной армии  и  борцов за свободу Ичкерии является и так называемый "бизнес на крови". Но если у чеченских полевых командиров этот бизнес был поставлен на поток, то сирийские полевые командиры в этом направлении делают пока только первые шаги. Свидетельством этому является запрошенный за похищенную украинскую журналистку А. Докиеву выкуп в размере 50 млн. дол. На Западе это пока не воспринято в качестве резонансного события. Очевидно, потому, что А. Докиева гражданка Украины, а не Франции, Великобритании или США. Хотя судя по тому, что 17 декабря были похищены двое граждан Российской Федерации и один гражданин Италии, бизнес на крови на территориях, подконтрольных сирийской вооруженной оппозиции, начинает набирать обороты.

Взять столицу Сирии повстанцам не удается, да и не удастся без внешнего вмешательства. А оно может быть посредством использования спецподразделений стран-друзей повстанцев. То есть речь в данном случае идет о возможности задействования регулярных воинских формирований, пусть даже и иностранных. Это является важнейшим условием победы повстанцев в сирийском конфликте. Самим же им добиться победы над регулярными правительственными войсками едва ли удастся. В то же время, и правительственные войска едва ли достигнут победы над вооруженными формированиями оппозиции, если не противопоставят им столь же иррегулярные формирования, то есть аналог народного ополчения или партизанского движения. Пока же противоборствующие стороны не могут или не хотят использовать данные ресурсы. Что и предопределяет затянувшийся характер конфликта.





Пользовательского поиска



в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru