Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам №53 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14




Реформа российской армии: предпосылки, причины, содержание и последствия

Герасимов А.В.

Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Механизм обеспечения национальной безопасности в РФ

Профессиональная армия или призывная система – мировой опыт

Состояние и проблемы правового обеспечения военной безопасности Российской Федерации

Планета конфликтов - вооруженные конфликты в мире


Развитие современной международной обстановки и сохранение ряда угроз безопасности Российской Федерации, в том числе вокруг наших границ, требуют от нас всесторонней модернизации Вооруженных Сил. Исторический опыт показывает, что в переломные эпохи в жизни нашей страны Вооруженные Силы всегда подвергались глубокому реформированию. Их численность, структура, способы комплектования, военно-техническая оснащенность приводились в соответствие с реалиями времени.

С момента создания Российских Вооруженных Сил (7 мая 1992 г.) было немало разговоров об их реформировании. На практике же дело вперед не продвигалось.  Представляется, что в условиях современной военной реформы, которая, по своей сути, началась с постановки в 2008 году Президентом страны задач по формированию нового облика Вооруженных Сил России, целесообразно сосредоточить наше внимание на наиболее важных проблемах реформирования российской армии.

Прежде всего, надо уяснить, каковы же конкретно закономерности, обусловливающие необходимость проводимой реформы Вооруженных Сил России?

Реформа армии, вызванная системно-структурными изменениями в обществе, представляет собой многогранное и сложное социальное явление, затрагивающее все сферы общественной жизни. Необходимость реформы Вооруженных Сил Российской Федерации была обусловлена рядом внутренних и внешних факторов, вызванных общественно-политическими изменениями в стране и ее новым местом в системе мирового сообщества.

К внутренним факторам можно отнести процессы и явления, связанные с трансформацией общественно-политического устройства Российской Федерации.

Во-первых, произошла смена политического строя общества: были созданы новые органы и учреждения государственной власти всех ее уровней. Все это не могло не сказаться на состоянии такой важнейшей структуры государства, как его Вооруженные Силы: на их целях, функциях, задачах, формах, способах построения и механизме использования.

Во-вторых, смена политического строя общества привела к изменению экономических его основ. Причем эти изменения приняли негативный, разрушительный характер. В это время сформировались угрозы экономической безопасности России и возникли проблемы в области ее военно-экономической политики: падение уровня общественного производства, распад интеграционных экономических процессов, крупномасштабная конверсия военного производства. В число приоритетных для России и стран СНГ выдвинулись проблемы региональной военной экономики: резко обострились противоречия между объединенной, но не сложившейся военной экономикой СНГ и военными экономиками независимых государств; между военными экономиками отдельных государств и между территориальными образованиями более низких уровней.

В-третьих, наряду с военно-экономическими, обозначились и социально-демографические факторы реформирования российской армии. К ним относятся резкое ухудшение материального положения и жилищно-бытовых условий военнослужащих, кадровая конверсия, то есть социальная адаптация уволенных военнослужащих и их семей к условиям гражданской жизни. Сложившаяся демографическая ситуация в России отразилась на ее мобилизационных возможностях и комплектовании Вооруженных Сил.

В-четвертых, изменения в духовной сфере общества, смена мировоззренческих и нравственных приоритетов привели к разрушению мотивации военной службы и престижа армии в стране.

В-пятых, возник чисто военный фактор необходимости реформирования российской армии. Он обусловлен существенными изменениями в средствах и методах подготовки и ведения современных войн и, особенно, в связи с применением принципиально новых технологий нетрадиционного ведения войны. Вооруженные Силы России в начале 1990-х годов не обладали современным уровнем боевых возможностей. Так, в 1992 году после распада Советского Союза в Вооруженных Силах России насчитывались 2 миллиона 700 тысяч военнослужащих. Из них более одного миллиона – офицеры и прапорщики. Это был просто крупный осколок Советской армии и, конечно, он не соответствовал новым задачам. Войска были не сбалансированы по составу, численности, структуре, обременительны для экономики страны. Их состояние требовало того, чтобы существенно изменилось отношение российского государства к военной организации.

Таким образом, во всех сферах российской армии, как и во всем обществе, шли процессы дезинтеграции. Неудовлетворительное состояние обороноспособности страны вызвало необходимость коренного реформирования всей военной сферы общества и, прежде всего, Вооруженных Сил как главной ее составляющей.


Наряду с внутренними, возникли одновременно и внешние факторы реформы российской армии. К ним следует отнести совокупность военно-политических обстоятельств, явлений и процессов, возникших в последнее десятилетие ХХ и первое десятилетие ХХI века в связи с проблемами постбиполярного мироустройства.

Первое. После окончания «холодной войны» военно-политическая обстановка в мире существенно изменилась. В ней появилось немало позитивных перемен. Не стало прежнего острого и опасного военного и идеологического противоборства двух систем. Для нашей страны в настоящее время и в ближайшей перспективе нет угрозы крупномасштабной войны. Надо подчеркнуть, что маловероятно и крупномасштабное вооруженное столкновение с блоком НАТО, несмотря на его расширение на Восток. Иначе говоря, в настоящее время и ближайшей перспективе серьезная внешняя угроза для страны не просматривается. Россия в свою очередь не рассматривает ни одно государство, ни один народ как своего потенциального врага.

Но эти перемены не означают полного исчезновения военной опасности. Она ныне исходит из возможности локальных войн и вооруженных конфликтов. Соединенные Штаты Америки в своем «Новом военно-политическом курсе в отношении России в 90-х годах» провозгласили, что признание мировым сообществом международно-правового обоснования законности использования ее военной силы для достижения собственных политических, экономических целей стало главной задачей американской  политики в новых условиях. В орбиту национальных интересов США стали включатся такие регионы, о которых они прежде предпочитали открыто не говорить: Каспий, Средняя Азия, Казахстан, Сибирь. Совершенно очевидно, что в постбиполярное безвременье произошла глобализация претенциозных национальных интересов США. И нынешняя их политическая элита по существу придерживается этого курса. Все это не могло не заставить задуматься Россию о своей национальной безопасности, военной в особенности.

Второе. С распадом СССР серьезные изменения произошли в геополитическом положении России. Она оказалась отодвинутой вглубь Евразийского материка. Ее национальные интересы в Европе сталкиваются с необходимостью преодоления противоречий как унаследованных от прошлого, так и возникших вновь. Изменения, произошедшие в самой Европе, делают возможным обострение противоречий в этом регионе. Существуют определенные противоречия и на Востоке - в сфере отношений Китай - США — Япония - Россия.

Разрушение биполярной структуры мира привело к усилению региональной и локальной конфликтности. Как свидетельствуют события на Севере Африки, изменчивая динамика расстановки политических сил на мировой арене нарушает традиционный баланс сил и интересов, изменяет характер, масштабы и содержание прежних опасностей и угроз. Из глобальных они все чаще превращаются в региональные и локальные, приобретая все более комплексный и менее предсказуемый характер.

Третье. В условиях трансформации мирового порядка индустриализация, урбанизация, исчерпаемость сырьевых ресурсов, сужение благополучного экономического пространства, повышение демографической и этнополитической напряженности становятся важнейшими причинами столкновения интересов различных государств, обострения геополитического соперничества, возникновения политических, экономических противоречий и территориальных притязаний и конфликтов.


Кроме того, научно-технический прогресс также порождает новые опасности и угрозы безопасности России. В настоящее время эти угрозы и опасности сосредоточились в высокотехнологичных сферах, что, по мнению военных ученых, чревато гонкой вооружений XXI века.

Несмотря на тенденцию к более эффективному использованию энергии, ее общее потребление в мире к 2020 году, вероятно, возрастет на 50% по сравнению с 34-процентным увеличением за период с 1980 по 2000 год. Вместе с тем, доступ международных нефтяных компаний к основным месторождениям (Каспийское море, Венесуэла, Западная Африка, Южно-Китайское море), с которыми связываются надежды на увеличение добычи нефти в долгосрочной перспективе, оказывается все более затруднен, так как они находятся в зоне повышенных политических или экономических рисков. Традиционные поставщики нефти на Ближнем Востоке также становятся все более нестабильными.

С учетом этого, как считают иностранные эксперты, ископаемые ресурсы России станут полем жесточайшей конкуренции транснациональных корпораций и объектом внимания ведущих промышленных держав. За рубежом отмечают, что, имея 3% населения мира, и располагаясь на 13% его территории, Россия, обладает оценочно 40% природных ресурсов Земли. Именно это соотношение предопределяет основные угрозы для России в XXI веке.

Государства, стремясь к реализации своих интересов, опираются на силу. Ее крайним, наиболее авторитарным и радикальным выражением является военная сила. В современных условиях, несмотря на то, что в отношениях между государствами все большую роль играют экономические, политические, научно-технические, экологические и информационные факторы, значение военной силы сохраняется.

В целом, как считает президент Академии военных наук генерал армии М.А. Гареев, при существующих угрозах от Вооружённых Сил требуется первоочередная готовность к решению боевых задач в локальных войнах и конфликтах, антитеррористических операциях и мобилизационная готовность для региональных и крупномасштабных войн.

Структура, состав и численность Вооруженных Сил и других войск, как заявлено в Военной доктрине РФ, должны соответствовать прогнозируемым военным угрозам, содержанию и характеру военных конфликтов, текущим и перспективным задачам, а также политическим, социально-экономическим, демографическим и военно-техническим условиям и возможностям Российской Федерации.

Учитывая внутреннее состояние общества, противоречивость процесса современного мироустройства, политическое и военное руководство России должны были в интересах военной безопасности страны своевременно определить характер военной опасности, ее источники и возможности перерастания в военную угрозу; адекватно реагировать на быстро меняющуюся внутреннюю и международную военно-политическую обстановку.

По большому счету, военную реформу надо было начать еще в 1992-1994 годах, когда создавались вооруженные силы нового государства. Однако тогда у политического руководства так и не нашлось воли, способностей и широты видения проблемы для ее проведения. Впоследствии реформа была пущена на самотек, вплоть до 2007 года, до этого периода все ограничивалось бесконечными компромиссными реорганизациями. И лишь в 2008 году по итогам августовского военного конфликта с Грузией стало понятно, что проведение военной реформы неизбежно. В ходе 5 дней августовской войны система управления армией продемонстрировала свою полную неэффективность. Директивы Генштаба шли сначала в штаб СКВО, затем в штаб 58-армии и оттуда шли в части и соединения. Тогда же проявилась очень низкая маневренность российской армии, с переброской войск на значительные расстояния.

Главным ориентиром современной военной реформы стала переориентация российской армии на участие в локальных войнах, а не в крупномасштабных войнах прошлого с участием нескольких противников. Уже сейчас вполне очевидно, что Россия значительно уступает блоку НАТО в качестве и количестве имеющихся вооружений, даже после всех сокращений вооруженных сил альянса. При этом российская армия превосходит аналогичные регулярные образования большинства своих ближайших соседей.

Такой подход позволяет отойти от мобилизационной схемы СССР, которая позволяла в случае серьезного конфликта поставить под ружье 5 млн. человек. Пересмотр стратегии позволил ликвидировать лишние звенья в структуре управления войсками: военные округа, дивизии и полки, а в будущем и главкоматы видов войск. Современная армия строится по бригадному принципу.

На заседании коллегии Министерства обороны РФ в марте 2012 года отмечалось, что завершены мероприятия в рамках первого этапа военного реформирования.  Обновлены боевой состав Вооруженных Сил Российской Федерации, системы управления и материально-технического обеспечения войск.  Изменено военно-административное деление территории Российской Федерации, сформированы четыре военных округа (оперативно-стратегические командования) и оперативно-стратегическое командование Воздушно-космической обороны. Оптимизирована численность личного состава и организационно-штатная структура воинских соединений и частей.

В 2008–2011 годах в войска поставлялись преимущественно современные образцы вооружений и военной техники. Их доля увеличилась с 10 до 16 процентов. За этот же период в три раза выросла интенсивность боевой и оперативной подготовки. Масштабные учения не только стали серьёзной проверкой боевого потенциала армии и флота, но и помогли выработать новые подходы к ведению военных действий в современных условиях.

С 1 января текущего года вступил в силу закон о денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат. Заявленная планка по увеличению денежного довольствия по первой офицерской должности и по первому воинскому званию – в три раза. Эта планка достигнута. Не менее чем в 1,6 раза вырос средний размер военных пенсий.

Активно решается и жилищная проблема. Только за период 2009–2011 годов квартирами обеспечено 132 тысячи семей. И на эти цели израсходовано почти триста миллиардов рублей. Такой объём жилого фонда позволил снизить количество военнослужащих, которые нуждаются в постоянном жилье, до 60 тысяч. С учётом военнослужащих, вставших на учёт в этом году, в ближайшие два года планируется построить и приобрести жильё для 65 тысяч семей. Значительно вырастет фонд служебного жилья.

Мероприятия военной реформы осуществляются в соответствии с действующим законодательством, решениями Президента России – Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации, рекомендациями Совета Безопасности России, планами и программами военного строительства, документами, принятыми государственными органами в интересах обеспечения национальной  и военной безопасности. В частности, основные цели, принципы, содержание и приоритеты деятельности в указанной сфере закреплены в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года и в Военной доктрине Российской Федерации. Принята Государственная программа вооружения на период 2011–2020 годы.

Нынешние процессы, происходящие в армии и на флоте, по масштабу целей и характеру задач в рамках формирования «нового облика» Вооруженных Сил Российской Федерации,  являются не чем иным как военная реформа. Некоторые специалисты ее даже сравнивают с преобразованиями эпохи Петра Первого.

При этом направление и содержание трансформаций в российских Вооруженных Силах во многом согласуются с зарубежными взглядами на место и роль военной силы в современном мире, на способы и методы ведения вооруженной борьбы в XXI веке, а также коррелируют с ведущими мировыми тенденциями в военном строительстве, которые отражаются в развитии армий целого ряда государств, в первую очередь, США.

Итоги первого этапа военного реформирования позволяют заключить, что в целом задачи совершенствования и развития Вооруженных Сил Российской Федерации, намеченные в Основах государственной политики Российской Федерации по военному строительству на период до 2010 года,  выполнены. Вместе с тем, как заявляет политическое руководство страны,  развитие военной организации и впредь останется одним из приоритетов государственной политики, а на финансирование национальной обороны будут направляться значительные средства вплоть до 2020 года в размере не ниже 2,8 процента объёма ВВП.


В этом контексте содержание следующего этапа реформы российской армии включает решение ряда принципиальных задач.

Первая. Необходимо совершенствовать единую систему военного планирования и в целом законодательную базу в сфере обороны, внести необходимые изменения и в законы об обороне, о военном положении, ряд других с целью концентрации ресурсов, выделяемых на нужды обороны, и одновременной их оптимизации.

По мнению ряда военных ученых, принятие федерального закона «О Вооруженных Силах Российской Федерации» одновременно с внесением соответствующих изменений в Федеральный закон «Об обороне» позволило бы упорядочить нормативную правовую базу в области законодательного обеспечения обороны страны,  законодательно закрепить основные задачи и правоспособность как входящих в Вооруженные Силы Российской Федерации организаций, так и иных федеральных органов исполнительной власти, участвующих в обеспечении военной безопасности, уточнить порядок использования Вооруженных Сил  Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в условиях мирного времени, угрожаемого периода и в военное время.

Вторая. Особое внимание предстоит уделить реализации государственной программы вооружений на 2011–2020 годы, обеспечению комплексных поставок в армию и на флот современных систем вооружений. К 2015 году доля таких вооружений должна увеличиться до 30 процентов, а к 2020-му – до 70 и даже 100 процентов, в зависимости от конкретных видов и родов войск. На реализацию программы выделены серьёзные бюджетные ассигнования – более 23 триллионов рублей. И нельзя допустить повторения ситуации, которая сложилась с размещением гособоронзаказов в прошлом году. Нестыковок с заключением контрактов, их оплатой, выполнением договорных обязательств быть не должно.

Третья. Предстоит завершить создание новой системы управления Вооружёнными Силами, прежде всего в бригадном и тактическом звене. Она должна быть объединена в единое информационное пространство на основе современных информационных и телекоммуникационных технологий. Минобороны РФ к 2015 году планирует перейти к сетецентрическому принципу управления войсками. В технологическом плане «сетецентрическая система» требует внедрения новых систем управления, слежения, разведки, контроля, компьютерного моделирования. Поэтому стоит задача - снабдить армию новейшими системами связи и управления, объединенными в единое информационное пространство.

Концепция «сетецентрической войны» появилась в США в конце 1990-х годов. По ней все роды войск, средства связи и разведки, в том числе военные спутники и беспилотные летательные аппараты объединяются в единую систему для постоянного обмена информацией. При такой организации рассеянные по большой территории боевые единицы смогут постоянно получать новые данные о целях и действиях частей противника, а руководство будет иметь реальную боевую картину. Концепция предполагает активное использование беспилотных самолетов-разведчиков, высокоточного оружия, хорошо защищенных устойчивых каналов связи с высокой пропускной способностью, широкое использование средств радиоэлектронной борьбы. Авторы концепции полагают, что таким образом войска смогут наносить удары по противнику с больших расстояний и непрерывно.

Четвёртая задача – это совершенствование военного образования, укрепление материально-технической базы и кадрового потенциала военных учебно-научных центров и их филиалов. Дальнейшее развитие должны получить президентские кадетские училища. В этом году такие училища должны открыться в Тюмени и Краснодаре, а в последующем – в Томске, Москве, Петербурге и Владивостоке.

Безусловным приоритетом для государства было и останется повышение социального статуса военнослужащих и военных пенсионеров. Забота о них и о создании достойных условий для выполнения поставленных задач по обеспечению обороноспособности остаётся важным фактором в строительстве Вооружённых Сил в нашей стране.

Пятая. Серьезные задачи стоят перед военной наукой. Ее разработки должны помогать армии реформироваться и готовиться воевать в изменившихся условиях.  Генеральный штаб ждёт от военной науки, в частности, разработки концепции войн и вооружённых конфликтов, форм и способов противоборства, теории управления войсками с учётом нового облика Вооружённых Сил, теоретической проработки вопросов, связанных с внедрением в боевую практику войск автоматизированных систем управления, средств связи, основанных на использовании компьютерных сетей.


Среди актуальных задач военной науки находится и разработка научных рекомендаций для новых боевых документов и наставлений, а также учебных программ.

В целом, масштабные задачи по реформированию военной сферы, поставленные Верховным главнокомандующим – Президентом Российской Федерации отвечают требованиям сегодняшнего дня, нацелены на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Между тем, перед Российской Федерацией, законодательными и исполнительными органами власти, институтами гражданского общества в современных условиях, на наш взгляд, должны быть поставлены более масштабные задачи, решение которых позволит превратить имеющуюся совокупность компонентов военной организации России в подлинную организацию, способную обеспечить военную безопасность Отечества.





Пользовательского поиска



в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru