Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам №53 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


Население в системе местного самоуправления: феномен субъекта социального контроля

Иванова К.Н.,
аспирантка кафедры государственного и муниципального управления
Поволжского института имени П.А. Столыпина


Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Общественное мнение и самоуправление

Причины деформации правосознания россиян - мораль и право


Вопрос о населении как субъекте социально-политической деятельности в демократическом государстве априори относится к той категории, когда ответ закладывается в сознание российского гражданина со школьной скамьи в рамках уроков по обществознанию. Не вдаваясь в подробности, ограничиваясь цитированием статьи 3 Конституции России, объясняется, почему население входит в систему субъектов политики наряду с государством, партиями и другими социальными объединениями. Более того, реализуемый населением социальный контроль в системе местного самоуправления является социально-политической деятельностью, что дает основание рассматривать население в роли субъекта социального контроля наравне с субъектом политики.

За полуторавековую историю развития системы управления на местах в России местное самоуправление приобрело признание специфического уровня власти, осуществляемого населением как его субъектом. Тем не менее, вопрос о характере деятельности населения, реализуемой им как субъектом политики в системе местного самоуправления, остается спорным до сих пор, отчасти, в силу невыясненности вопроса соответствия населения необходимым качествам субъекта политики на уровне местного самоуправления.

Вопрос о населении как субъекте политики возникает в исследованиях мыслителей разных эпох и разных научных школ каждый раз при решении проблемы соотношения действующих во власти акторов политического пространства. Стоит отметить некоторые из множества имеющихся работ, так или иначе рассматривающих население (общество) в ракурсе обладания властью.

В политической философии Ж.-Ж. Руссо заложены основы изучения «суверенного народа» в качестве коллективного субъекта политики в демократическом государстве с акцентированием на субъективные качества. Сравнивая народ с человеком, им отмечается, что у народа, как и у людей, есть пора детства, юности и зрелости, которую надо дождаться, прежде чем подчинять их законам: «мудрый законодатель не начинает с сочинения законов, …не испытав предварительно, способен ли народ, которому он их предназначает, их выдержать. … Если ввести законы преждевременно, то весь труд пропал» [1].

Эпоха диалектического материализма радикально расширяет понимание субъекта, непосредственно связывая его с категорией практики и деятельности. Теперь субъект – это носитель предметно-практической деятельности, а не одного лишь познания. Революционные настроения усилили «вес» рабочих масс (пролетариата). Им отводилась роль подлинного субъекта истории, основной силы, способной преобразовать социальное бытие и мир культуры. В качестве движущих сил масс и их вождей Ф. Энгельсом обозначены сознательно поставленные цели, политическая воля и побуждения [2, 3].

М. Вебером, Й. Шумпетером, Р. Михельсом подчеркивается разница политического «веса» индивидов (лидеров) и групп (в роли коллективного субъекта политики). В частности в плебисцитарной теории демократии М. Вебера и концепции конкурентной элитистской демократии Й. Шумпетера отмечаются весьма слабые политические возможности и скромные социальные роли простых граждан - избирателей по сравнению с их представителями в парламентах. Функции масс сводятся лишь к участию в выборах [4, 5]. Аналогичного взгляда придерживается Р. Михельс, отмечая, что «суверенный народ … будучи неспособным самостоятельно осуществлять свою власть в государстве, добровольно уступит свое основное право. Единственное, что он сохранит за собой, это – «воображаемое и ироническое» право время от времени выбирать себе новых господ» [6].

О проблеме способности народа выступать в роли субъекта политики писал и российский политолог М.Я Острогорский в начале XX века. Он не разделяет точку зрения, приписывающую массам политическую функцию управления в демократии. По его мнению, массы управлять, вероятно, «никогда не будут и на это не способны. Если даже облечь их всеми правами народной инициативы, непосредственного законодательства и непосредственного управления, фактически управлять будет всегда небольшое меньшинство, при демократии так же, как при самодержавии» [7]. Острогорский видит функциональное предназначение народа в контроле над государственной властью, тем самым, подчеркивая политическую составляющую в деятельности населения: «Функция масс в демократии заключается не в том, чтобы управлять, а в том, чтобы запугивать управителей». Для этого важно в демократии поднимать интеллектуальный и моральный уровень масс.

Во многом схожий взгляд в публицистических статьях высказывает П. Сорокин. В основе его рассуждений находится признание человеческой личности «единственной» и «высшей ценностью», которая, являясь «единицей силы», ответственна за результат действий: «гражданину – вся полнота власти, но и вся полнота обязанностей!» [8]. Видя будущее России в правовом государстве с «социально-служебной властью», носителем которой выступает гражданин, Сорокин поднимает проблему социальной ответственности населения, связанной с социальным контролем: человек, являясь источником и носителем власти, является ответственным за действия, совершаемые от его имени должностными лицами. Этические и моральные представления индивида, полученные в процессе социализации, предопределяют направление движения всего общества, как в правовом, так и в социокультурном пространстве. Поэтому моральное единство становится условием обеспечения единства нации и государства. Соответственно механизмы социального контроля, направленные на поддержание равновесия и порядка в обществе, будут действенны и эффективны в той степени, с какой мерой ответственности подходит индивид к выбору государственных институтов, имеющих право на законодательное установление и реализацию норм и обязанностей для индивидов в правовом государстве.

Более «позитивный взгляд» и вера в политические силы народа представлена в традиции гуманизма у Лестера Франк Уорда, который призывает общество, как единственную силу обладающей властью, «самому заняться своими делами и самому создать свою судьбу». Проводя аналогию между обществом и личностью, Уорд на пути построения «социократии» предлагает обществу руководствоваться собственным социальным «интеллектом, вооруженным всеми знаниями, которыми его снабдили труд, рвение и талант соединенных личностей и которые составляют социальный рассудок» [9].

В первой половине XIX века французским государственным деятелем и историком Алексисом Токвилем одним из первых были определены в качестве субъектов местного самоуправления индивиды, объединяющиеся на свободной основе и сами управляющие своими делами. Подобного рода деятельность была возможна благодаря обладанию индивидами определенным набором качеств (субъектностью), среди которых гражданское самосознание, ответственность, общественное мироощущение [10].

В государственной теории местного самоуправления А.Д. Градовским предлагаются аналогичные элементы субъектности населения, обозначаемые  им в виде качеств граждан, являющихся обязательным условием существования местного самоуправления: активная гражданская деятельность, общественное сознание и общественное единство [11].

Б.Н. Чичерин, размышляя о народном представительстве, приходит к выводу, что социальная активность населения и самостоятельность являются необходимым условием обретения политической свободы: «народ, не одаренный духом инициативы и привыкший во всяком общественном деле полагаться на правительство, не способен к политической свободе». Также ценно его замечание об условии реализации контрольных функций: «полное знакомство с делом и высшая способность»[12].

В современной российской социологии Г.В. Атаманчук, применяя синергетический подход в исследовании государственного управления, поднимает вопрос о состоянии управленческой культуры всего населения как определяющей рациональности и эффективности государственного управления. По этому поводу им отмечается, что «в государственном управлении демократического государства» «тяжесть обеспечения законности» как социальной ценности «лежит на самом обществе». Гражданские институты, СМИ, профсоюзы, трудовые коллективы и иные объединения граждан должны научиться быть субъектами социального контроля. И «здесь важна позиция, принципиальная настроенность и готовность». Им называются характеристики субъектности населения, позволяющие ему выступать в качестве актора социального контроля: «управленческие знания, понимание, умение, практическое управленческое поведение, отношение к управленческим институтам». Важным связующим (и промежуточным) звеном между компетентностью и практическим участием граждан в управлении является получение ими качественной информацией [13].

Необходимо отметить, что во всех вышеперечисленных тезисах исследователей, занимающихся вопросами соотношения власти и населения  (общества) как субъекта упор делается на субъектных качествах. Считаем нужным с этой целью использовать понятие «субъектность» для обозначения качеств носителя, выраженных в способности выступать в роли субъекта социальной реальности. Если исходить из понимания, что субъекту n-ой деятельности соответствуют конкретные характеристики, то очевидно, что в роли субъекта n-ой деятельности выступит тот претендент, который максимально по своим качествам будет отвечать заявленным требованиям. В этом случае о претенденте будут говорить, что он обладает необходимой субъектностью. Логичным является вывод: субъектность обеспечивает определенные реальные качества носителя, удовлетворяющие заявленным характеристикам субъекта.

Таким образом, население, реализуя социальный контроль в системе местного самоуправления, выступает в роли субъекта политики. Соответственно, характеристику субъекта социального контроля население может приобрести только при демократическом режиме государства, неизменными атрибутами которого выступают признание народа источником власти и местное самоуправление.

Другими существенными условиями обретения статуса субъекта социального контроля в системе местного самоуправления является наличие потребности в реализации социального контроля и субъектность, составленная из самостоятельности, социальной активности, ответственности и гражданского самосознания. Отсутствие одного из перечисленных условий ставит вопрос о несоответствии носителя занимаемому статусу социального субъекта.



Литература

  1. Руссо, Ж.-Ж. Трактаты;
  2. Энгельс Ф. Собрание сочинений / К. Маркс, Ф. Энгельс / в 39 т. Т. 21. – Л.: Типография №1 «Печатный двор» им. А.М. Горького, 1961;
  3. Энгельс Ф. Собрание сочинений / К. Маркс, Ф. Энгельс / в 39 т. Т. 37. – Л.: Типография №1 «Печатный двор» им. А.М. Горького, 1965;
  4. Вебер М. Избранные произведения / пер. с нем. / сост., ред. и послесл. Ю.Н. Давыдова; предисл. П.П. Гайденко. - М.: Прогресс, 1990;
  5. Шумпетер Й.А. Капитализм, Социализм и Демократия / пер. с англ. / предисл. и общ. ред. В.С. Автономова. - М.: Экономика, 1995;
  6. Михельс Р. Социология политической партии в условиях демократии // Диалог, 1990, № 3;
  7. Острогорский М.Я. Демократия и политические партии // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах российских мыслителей XIX–XX веков / И.Б. Борисов, Ю.А. Веденеев, И.В. Зайцев, В.И. Лысенко.– М.: ОАО «Типография «Новости», 2008;
  8. Сорокин П.А. Заметки социолога. Социологическая публицистика. - Спб.: Алетейя, 2000;
  9. Уорд Л.Ф. Психические факторы цивилизации. - Спб.: Питер, 2002;
  10. Токвиль А. Демократия в Америке / пер. с франц./ предисл. Гарольда Дж. Ласки. - М.: Прогресс, 1992;
  11. Градовский А.Д. Сочинения. - СПб.: «Наука», 2001;
  12. Чичерин Б.Н. О народном представительстве // Политические институты, избирательное право и процесс в трудах российских мыслителей XIX–XX веков / И.Б. Борисов, Ю.А. Веденеев, И.В. Зайцев, В.И. Лысенко. – М.: ОАО «Типография «Новости», 2008;
  13. Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: Kуpc лекций. - М.: Юрид. лит., 1997.





Пользовательского поиска



в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru