Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам №49 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


московский экономико-правовой институт - мэпи



Современное российское образование: реформирование или деформирование?

Ищенко В.А.

Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Высшее образование – кризисные коррективы

Современные тенденции образования

Новая государственная стратегия в развитии образования

Образование или образованность?


Проблемы российского образования, проявившиеся особенно остро в последние несколько лет, несомненно, являются следствием необоснованной и недальновидной политики государства. Стремление модернизировать все сферы жизни российского общества, вступившего в новую стадию своего развития в постперестроечный период, интегрировать его в цивилизованное международное сообщество - задача важная и необходимая. Однако нельзя к ее решению подходить с позиции «Ивана, не помнящего родства», то есть примитивного копирования даже лучших образцов и достижений западной цивилизации. И в первую очередь, это касается нашей духовной сферы и сферы образования.

Специфика менталитета русского человека во многом заключается в преувеличении значимости всего иностранного. Об этом много в свое время писали П.Я. Чаадаев, Н.А. Бердяев и другие мыслители. Показательным является даже тот факт, что в российских школах История Отечества, как предмет, стала изучаться только со второй половины XVIII века. Школьники изучали историю других стран, а о своей говорили лишь в контексте конкретных исторических событий, в которых Россия принимала участие в мировой политике. Или еще один исторический пример: в то время, когда Пруссия признала порочность своей системы образования в XIX веке, мы усиленно насаждали эту систему в российских гимназиях, идеализируя ее в гипертрофированной форме, и в результате породили множество негативных явлений в образовании, таких как: зубрежка, приоритет инструкции над живой мыслью и т.п.

Изменение политического общества и его приоритетов не может не поставить в повестку дня проблему реформирования образования. Еще в конце 80-х годов в СССР активно обсуждалась концепция развития, в первую очередь, среднего общего образования. Множество принципов, таких как вариативность, альтернативность, гуманность, демократизм, взятых за основу, могут только приветствоваться. Однако изменения коснулись не только принципиальных подходов, но и структуры, содержания образования. За основной принцип структуры изучения гуманитарных предметов (а это именно те предметы, которые формируют у школьников нравственные позиции, патриотизм, жизненные приоритеты и идеалы) был взят принцип концентров. Действующий ранее принцип линейности вызывал много нареканий. Концентры предполагают возврат к уже изученному материалу, но на более высоком уровне, по спирали, в зависимости от возрастной ступени. Несомненно, принцип интересный и решает многие проблемы, порождаемые принципом линейности, однако и он далеко не совершенен и имеет много каверзных требований, нарушение которых приводит к отрицательному результату. Ведь не случайно в царской России принцип концентризма в построении гуманитарных дисциплин был взят на вооружение и внедрен только в школах Министерства Народного Просвещения, и ни одна частная школа не использовала его. Стоило бы задуматься над вопросом.

Наша школа перестроила свое среднее образование, общество стало ждать положительного результата, как и положено от реформы, иначе в ней нет никакого смысла. Итог оказался печальным. Уровень знаний выпускников школ резко упал, и здесь нет необходимости приводить статистику оценок, так как речь идет именно о качестве знаний, а не о его оценочном эквиваленте. Преподаватели высшей школы, принимая вступительные испытания у абитуриентов, отмечали, и отмечают по сей день систематическое падение качества знаний, в первую очередь, по гуманитарному блоку дисциплин, отсутствие у большинства выпускников навыков мышления, аргументации своей точки зрения и т.п. Произошла деформация жизненных приоритетов, ценностей, на смену духовности пришли более меркантильные интересы. Выпускники школ не просто затрудняются ответить на самые элементарные вопросы, но и о существовании многих событий, исторических фактов вообще не имеют представления. Многие не могут назвать начало и конец Великой Отечественной войны, кто такие были декабристы, не знают, что Россия пережила три революции и гражданскую войну и т.п. Редкий выпускник средней общеобразовательной школы может написать письмо, заявление без множества орфографических ошибок. Школьные сочинения превратились в диктанты, в лучшем случае - изложения. Ведь гораздо проще пересказать чужую мысль, чем высказать свою. Чтение произведений классической литературы заменено краткими тезисами из книг, передающими лишь общий сюжет. Библиотеки пустуют, а книги пылятся на полках, не востребованные учениками.

«Всеобщая компьютеризация» привела к тому, что мы превратились в «общество плагиаторов», качающих чужие мысли из интернета и выдающих их за свои, причем иногда мы даже не вникаем в суть того, о чем пишем, или говорим «чужими словами». Живая мысль, ощущения от прочитанного и увиденного не находят места в системе школьного образования. А введение тестирования, как «уникального метода контроля и оценки знаний», несомненно, имеющего ряд достоинств, привело к тому, что этот контроль превратился в игру «угадай-ка». Для этой игры знания не являются доминантой, порой достаточно простого везения. Позволю привести пример из личной практики. Когда моя дочь училась в 5 классе, на глаза ей попали разработанные мной контрольные тесты для студентов по римскому праву. Специфика этой дисциплины заключается в сложной терминологии на латыни. Восприняв эти тесты как новую игру, дочь обвела кружочками те варианты, которые ей понравились, естественно, не понимая даже смысла этих ответов. Результат оказался ошеломляющим - проверив ее тест, я должна была бы поставить ей «отлично», так как 90% ответов оказались верными. Думаю, этот пример в комментариях не нуждается.

Взяв тестовую систему за основной вид контроля знаний школьников, российское образование пошло дальше, заменив выпускные экзамены в школе на ЕГЭ. Нас убеждали, что введение ЕГЭ необходимо для снижения уровня коррупции в образовательной сфере. В реальности все вышло с точностью до наоборот. Лучшего средства, чем ЕГЭ, чтобы распространить коррупцию из высшей школы в среднюю, значительно расширить и углубить зону действия коррупции, найти трудно. В этом плане можно сказать, что помимо страшного удара по качеству образования и морали многих занятых в этой сфере, внедрение ЕГЭ стало одним из направлений наступления коррупционеров на общество.

Содержательный анализ тестов ЕГЭ примитивен до анекдотического. И ведь самое странное в том, что все это видят, все понимают, все об этом пишут и говорят, но ничего не предпринимается для того, чтобы изменить эту ситуацию. Читая тест, невольно думаешь, что его автор взял один учебник по дисциплине, далеко не самый лучший, и, перелистывая его страницы, наугад выбирал малозначимые факты для того, чтобы включить их в тест, при этом, естественно, в правильный ответ вносится то решение и мнение, которого придерживается автор учебника или автор теста. Но ведь нельзя однозначно давать оценку событиям, явлениям, процессам истории и литературы, так как существует множество научных школ, концепций, в конце концов, новых открытий, которые ставят под сомнение выводы авторов учебников. Мы опять начинаем вешать «ярлыки» на исторических деятелей, писателей и т.п., убеждая нашу молодежь, что раз так написано в учебнике – значит, это истина в последней инстанции, и если ты с этим не согласен, то ты провалил тест. Что-то это напоминает уже из нашей истории, не правда ли?

Примечательно, что относительно введения ЕГЭ в том виде, в котором мы имеем его сегодня, не спрашивали ни учителей и преподавателей вузов, ни родителей и учеников, я уже не говорю о научных работниках. Ее стали вводить, как и всю Болонскую систему, убеждая нас, что министры и чиновники знают, что для нас лучше. А если кто-либо осмеливается не согласиться, то он разом записывается в ретрограды и консерваторы, которые не желают модернизировать не просто систему образования, а Россию в целом. Ведь даже в Модуле сбора информации о вузе, который ежегодно отправляется в Росаккредагенство, есть позиция для заполнения: обсуждалась ли Болонская система на Ученом совете вуза (с указанием номера протокола) или нет. А как обсуждалась - никого не интересует. То есть рискну предположить, что контролирующий орган интересует именно факт - убедили ли всех противников и сомневающихся в ее целесообразности, что она «самая лучшая, практически панацея от всех наших проблем», или остались консерваторы в стройных рядах профессорско-преподавательского состава.

Таким образом, «реформировав» систему среднего общего образования, приступили к подобной «реформе» в системе высшего профессионального образования. С внедрением Болонской системы в образовательной сфере появилось большое количество «специалистов» по ее внедрению, как «инновационной формы образования». А у преподавателей появилась новая, съедающая много времени забота по приведению обычной научно-педагогической деятельности в соответствие с формальными требованиями новой системы. Преподаватель все больше и больше вынужден беспокоиться о формальной стороне дела - тут уж не до содержания. Меняя соотношение между формальной и содержательной сторонами образовательного процесса в пользу первой, Болонская система не только способствует ухудшению качества образования, она еще оттирает профессионалов дела на второй план, ухудшая их позицию по сравнению с «серостью». Ведь требование ежегодно менять читаемые курсы, вводя новые – «плод игры ума профнепригодных». Педагогам известно, что новый курс требует 3-4 года обкатки, чтобы он превратился в хороший, глубокий и профессионально-значимый курс лекций и семинаров. Таким образом, в высшей школе меняется соотношение преподавателей и чиновников с лжеучеными в пользу последних.

Несколько слов о том, как Россия включилась в Болонскую систему. 19 июня 1999г. в Болонье министры образования 29 ведущих стран Европы подписали декларацию. Цель - выработка единых европейских стандартов высшего образования, опирающихся на два уровня знаний (бакалавр и магистр), взаимное признание университетских дипломов. Позднее эту декларацию поддержала Россия. Основные принципы сотрудничества в области образования в Европе хорошо разработаны. Была создана европейская комиссия, работавшая более 15 лет со 145 учебными заведениями и постепенно апробировавшая систему кредитных единиц. Все выводы и заключения весьма аргументированные. В Европе известная проблема - старение европейского населения. Кроме того, в Европе не хватает рабочих мест. При этом в послевоенное время туда приехало 20 миллионов выходцев из Азии и Африки - турецкая община, марокканская община, пакистанская община. Поток мигрантов возрастает и поныне. Их надо включать в социальную жизнь. Вот для этого и создана двухуровневая система. Первая ступень - бакалавр за 3 года. Магистр учится еще 1,5-2 года. Таким образом, если люди будут иметь возможность трудоустроиться через 3 года после начала образования, то они быстрее социализируются и задача будет решена. Вполне логично и целесообразно. Ну, а нам то зачем эта система?

Мы все время критиковали качество образования наших выпускников вузов, отмечая, что, по сравнению с европейскими и американскими выпускниками, российским явно не хватает практики в реализации полученных знаний. Введение 4 лет обучения на бакалавриате вместо ранее определенных 5-ти уж явно не решит эту проблему, а превратит вузы в дублеры колледжей.

В Болонском движении есть еще одна тонкость. Не Россия подписала Болонскую декларацию, ее подписал министр, теперь уже бывший. Кроме того, Болонская декларация была подписана без обсуждения с общественностью, в отличие от Европы, где в течение 15 лет велась подготовительная работа. Показателем того, что мы не готовы были к введению этой системы, может служить тот факт, что на момент законодательного провозглашения перехода на двухуровневую систему в России с 30 декабря 2011г (с этой даты прекращен набор на специалитет), в стране еще не существовало Федеральных государственных образовательных стандартов. Их не было даже к началу нового учебного года по многим направлениям, а учебный процесс уже начался. Учебные планы вузы верстали, исходя из «сарафанного радио», то есть кто, где, что слышал.

Сами стандарты оставляют желать лучшего. Так и напрашивается вопрос: кто же их составлял? В профильных вузах, обучающих студентов по родственным специальностям (направлениям подготовки), сразу возникли проблемы. Например, названия дисциплин, одинаковых по своему содержанию, разнятся. Так, у экономистов и менеджеров в гуманитарном блоке у одних стоит «Право», а у других «Правоведение». Это что, принципиально разные дисциплины, или право одно для менеджеров и совсем другое для экономистов? Все бы ничего, но вот преподавателю приходится разрабатывать два совершенно разных учебно-методических комплекса по этим дисциплинам, а учитывая требования к этим комплексам, содержащиеся в Письме от 17 апреля 2006г № 02-55-77ин/ак Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки, преподавателю придется минимум год не вставать из-за компьютера, чтобы их выполнить. Не знаю уж, насколько этот комплекс будет востребован студентами, но вот времени на науку, на живое общение со студентами у преподавателя точно не останется.

И опять мы наступаем на все те же пресловутые грабли: есть инструкция, есть методичка - не вздумай от нее отступать, а то у тебя будут проблемы, и у вуза в целом. Проблемы возникают и у учебной части, которая не может теперь ставить лекции потоком в силу того, что названия у дисциплин разные. Отсюда вывод: тот, кто разрабатывал эти стандарты, сидел в «закрытой клетке своей специальности» (простите, направления) и не удосужился посмотреть стандарты по иным родственным направлениям, и уж наверняка никогда не задавался вопросом о средствах, которые будут затрачены вузом, или из бюджета страны в силу искусственного увеличения нагрузки ППС. Если мы не привыкли считать государственные деньги, слепо веря, что наши «закрома» бездонны, то уж средства учредителей, получается, тем более не жалко.

Или, например, в ФГОС по многим направлениям в качестве обязательной дисциплины федерального компонента введена дисциплина «Безопасность жизнедеятельности». Разрешите спросить: к чему? Студенты тоже задают этот вопрос, так как на протяжении почти всех лет обучения в школе этот предмет «перекочевывал» из класса в класс. Неужели молодежь готовят к таким страшным катаклизмам в будущем, что они как «Отче наш» должны знать: как оказывать первую помощь при ранении, утоплении, удушении, как не заблудиться в лесу и т.д.? Никто не спорит, что каждый человек должен уметь оказать себе и пострадавшему первую помощь, но зубрить это в течение многих лет в школе и терять время на то же самое в вузе, в условиях, когда осталось всего 4 года на подготовку «высококлассного профессионала», по-моему, чересчур! А может быть и не так глупа и наивна мысль о какой-то «особой подготовке» молодежи? Ведь если послушать СМИ, то самые важные новости, с которых уже практически все радиостанции начинают вещать - это катастрофы, чрезвычайные происшествия с человеческими жертвами («перевернулся автобус в Конго с пассажирами», «разбился самолет с 3 пассажирами на борту близ хутора….», «подросток расстрелял учителей и одноклассников в Нью-Йорке») и т.п. Вот послушаешь такой «позитив», посмотришь телевизионные передачи: «Чрезвычайные происшествия», «Суд идет», где дети судятся с родителями и др., художественные фильмы: «Бригада», «Антикиллер», а перед сном заглянешь в «Дом-2» и поймешь, что из квартиры лучше не выходить, так как за каждым углом тебя подстерегает убийца, насильник, вор. Но скорее всего, общество пытаются убедить, что человеческая жизнь ничего не стоит, «грош цена в базарный день», что к смерти, убийствам можно и нужно привыкнуть, а душевные страдания - блажь из прошлого и позапрошлого веков. Ф. М. Достоевский со своим «Преступлением и наказанием» «страшно далек от народа», ибо душевные метания Родиона Раскольникова «могу, или не могу убить «тварь дрожащую» сейчас не актуальны для молодежи. На уроках литературы этому произведению уделяется все меньше и меньше времени, а ученики 9-х классов воспринимают этот роман, как вынужденное и далеко не актуальное «чтиво». Вот эти СМИ вкупе с российским образованием, или, вернее, с тем, что от него осталось, сформируют такую личность, что «африканские зомби» нам будут казаться просто душками!

Переход на новую систему образования в российских вузах по мысли инициаторов должен был способствовать свободному передвижению студентов из России в Европу, так как смысл введения кредитов и переход на единый вид Диплома европейского образца предполагает возможность выбора студентом места обучения. О каком выборе может идти речь и для кого эти красивые «позывные», если студент, в соответствии с Письмом Министерства образования и науки РФ 12-342 от 04.07.2011, не имеет права отчислиться из вуза, забрать свои документы и продолжить обучение в другом учебном заведении? С 2011г. студент, отчисленный из вуза по уважительной или неуважительной причине, при желании продолжить обучение может восстановиться только в своем вузе, а уж затем переводиться в другой. Это что - новый метод решения проблемы наполняемости студентами вузов или источник пополнения их бюджета? А как же пресловутая свобода выбора? А если студент не желает восстанавливаться в вузе, куда поступал ранее? А если вуз за период, пока он не учился, был лишен аккредитации? Да и вообще, человек может поменять место жительства, что тогда прикажете делать? Просто воцаряется какое-то «студенческое крепостное право»!

Можно много еще говорить о том, что мы творим с нашим образованием, но просто хочется задать вопрос авторам «сей реформы»: неужели для того, чтобы что-то усовершенствовать, модернизировать, нужно разрушить имеющееся до основания? Неужели мы, российский народ, такая ничтожная единица, что не можем сами создать что-то стоящее и ценное, и вынуждены копировать все, что создается где-то далеко за пределами нашей страны, априори веря, что это самое лучшее? А может быть, нам вовсе и не нужна эта интеграция в европейское образовательное пространство? А может быть, не стоит создавать условия для миграции наших лучших умов за рубеж? Может быть, они нам самим все же пригодятся? В общем, есть над чем подумать и реформаторам, и нам с вами: ученым, преподавателям, родителям, ученикам, да и всем, кому не безразлична судьба России.

Продолжение следует...





Пользовательского поиска



в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru