Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам №48 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


Должностные преступления коррупционной направленности

Костылева Г.В., Милованова М.М.

Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Использование полиграфа в борьбе с коррупцией

Уголовные дела о коррупционных преступлениях

Борьба с коррупцией или Федеральный Закон № 293 (интервью)

Коррупционное рейдерство

Бизнес и государство. Социальное партнерство по-российски


Для определения понятия «должностные преступления коррупционной направленности» необходимо обратиться к исследованию понятия «коррупция», с целью анализа ее содержания. Как у всякого сложного социального явления, у коррупции не существует единственного канонического определения, что обусловливает многообразие подходов к ее толкованию. Традиционное понятие коррупции до недавнего времени ограничивалось весьма узкой сферой общественных отношений, включающей деятельность должностных лиц, находящихся на государственной службе.

Коррупция известна давно и воспринимается как данность во многих странах. На протяжении всей истории развития человечества коррупция как системное явление сопровождала деятельность государственного аппарата, ослабляя его, нарушая нормальное функционирование публичной власти. Первое упоминание о «посуле» как незаконном вознаграждении за осуществление официальных властных полномочий в законодательстве Руси, отражено в Двинской уставной грамоте 1397-1398 гг. (Уставная грамота Василия I, выданная боярам двинским, сотскому и всем черным людям Двинской земли), в ст. 6 которой говорилось: «А самосуда четыре рубли; а самосуд то: кто, изымав татя с поличным, да отпустит, а собе посул возмет, а наместники доведаются по заповеди, ино то самосуд; а опрочь того самосуда нет». Некоторые ученые полагают, что данная норма запрещала наместнику отпускать пойманного вора за взятку. По нашему мнению, в статье идет речь о незаконном присвоении потерпевшим от кражи судебных полномочий (самосуде). При этом самосудом признается незаконное получение денежной компенсации, причитавшейся наместнику, на которого возлагалось осуществление правосудия.

Большая часть исследователей истории российского законодательства убеждены, что понятие «посул» начинает употребляться в смысле взятки в Псковской Судной грамоте 1397 г., последняя переработка которой производилась между 1462 и 1471 гг. (период пяти соборов). Статья 4 Псковской Судной грамоты гласила: «А князь и посадник на вечи суду не судять, судити им у князя на сенех, взираа в правду по крестному целованью. А не въсудят в правду, ино Бог буди им судиа на втором пришествии Христове. А тайных посулов не имати ни князю, ни посаднику». Таким образом, данная норма определяла судебные права князя, посадника, новгородского наместника, владыки, княжих и вечевых чиновников, запрещая им брать посулы, предполагая, что они являются незаконным вознаграждением.

В тоже время, к коррупции можно отнести и «мздоимство», которое осуждалось уже в 1262 году. Так, Летопись XIII века сообщает, что когда митрополит Кирилл покинул разоренный монгольским войском Киев и отправился на север во Владимир, он, «проходя грады и веси, по обычаю своему учаше, наказуяше, исправляше», везде проповедовал против «мздоимства, чародейства и пьянства».

Вместе с тем, сам термин «коррупция» долгое время не употреблялся. Действия лиц, которые совершали преступления коррупционной направленности, именовались по-разному. Их обозначали и «подкуп», и «незаконные сделки судьей с подсудимыми», и «поноровка», и «лихва», и «откупы объезжим головам», и др. Впервые термин «коррупция» был употреблен в российской литературе А.Я. Эстриным в 1913 г. В российском законодательстве он не употреблялся, но именно данный термин наиболее точно отражал на протяжении 500 лет суть не только преступлений, которые с позиции современных подходов, в том числе отраженных в международных конвенциях и современном российском законодательстве, можно было бы назвать коррупционными, но и различных проявлений коррупции, имеющих характер административных правонарушений, гражданско-правовых деликтов, дисциплинарных проступков.

Во второй половине минувшего столетия исследования коррупции приобрели характер самостоятельного научного направления. В этих исследованиях наметился подход к коррупции как к универсальному социальному явлению, имеющему международное значение. Одной из наиболее важных причин сложности формулирования юридического понятия коррупции являлось то, что оно как социальное явление в широком смысле выходит за границы исследования права, криминологии и криминалистики, является сложным синтетическим социально-философским и криминологическим понятием. Анализ правовых положений не позволяет раскрыть все содержание данного понятия, получившего в науке множество интерпретаций. Во многом это связано с тем, что данное явление не столь доступно для изучения. Проявления коррупции, ее механизмы носят латентный характер. В связи с этим, определить его свойства и признаки не представляется возможным.

В научной литературе содержательная сторона коррупции рассматривается как система коррупционных сделок, которая формирует «теневой рынок» - сложную систему частных правовых решений, неизбежно возникающую за рамками юридических законов, регулирующих отношения собственности. Как представляется, данная формулировка означает, что рынок оправдывает все.

Можно обоснованно заключить, что коррупция - это явление не только древнейшее, но и «вечное». На сегодняшний день она уже не представляет собой локальную проблему, а превратилась в транснациональное явление, которое затрагивает общество и экономику всех стран мира, а ее проявления и механизмы совершения носят латентный характер.

Можно выделить четыре подхода к определению понятия коррупции. Во-первых, это использование должностным лицом прав, связанных с его деятельностью, в целях личного обогащения. При этом должностное лицо принимает противоправное решение, из которого извлекает выгоду другая сторона, а само должностное лицо получает незаконное вознаграждение от этой стороны. Во-вторых, коррупция представляет собой определенный вид социально-экономических отношений (рынок коррупционных услуг, укорененная система социальных отношений). В-третьих, коррупция - набор универсальных стратегий поведения больших социальных групп («захват бизнеса», «захват государства»). В-четвертых, коррупция определяется как системное общественное явление (дефект государства, общества, правовой системы, экономики).

В личностном аспекте коррупция представляет собой использование лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций или приравненными к ним, своего статуса и связанных с ним возможностей для непредусмотренного законами получения материальных, иных благ и преимуществ, а также противоправное предоставление им этих благ и преимуществ физическими и юридическими лицами.

Под коррупцией государственного аппарата многие ученые понимают разрушение или нарушение законодательно установленных процедур и процессов, порядка функционирования государственных органов, форм реализации государственной власти, несения государственной службы. В данном определении коррупция представляется как объективное состояние разрушения или нарушения институтов власти, причины которого могут заключаться в организационных либо правовых пороках самих этих институтов.

Данные подходы можно взять за основу для определения понятия «коррупция», которая является не самостоятельным составом преступления в уголовном законодательстве Российской Федерации, а собирательным понятием, охватывающим ряд должностных преступлений (таких, как взяточничество, злоупотребление служебным положением, незаконное участие в предпринимательской деятельности и др.). По нашему мнению, коррупция представляет собой системное социально-правовое явление, которое поражает все сферы жизнедеятельности общества и государства и выражается в получении должностным лицом, либо лицом с использованием своего служебного положения, незаконного вознаграждения (материального или оказание услуг) за осуществление действий, входящих в его компетенцию, с целью обогащения, и предоставляющих выгоду другой стороне.

Совокупность признаков, содержащихся в определении понятия «коррупция», позволяет выявить основания для объединения исследуемых преступлений. Понятие «должностные преступления коррупционной направленности» в уголовном законе не раскрывается. До настоящего времени в России нет действующего нормативного акта, в котором бы прямо говорилось о том, что следует понимать под коррупционными преступлениями. К сожалению, принятый 25 декабря 2008 г. Федеральный закон «О противодействии коррупции» не решил данной проблемы, хотя для этого была возможность.

Так, в ст. 1 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» установлено, что под коррупцией понимается злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами. Таким образом, законодатель выделил признаки, которые позволяют определить коррупционные преступления. К ним относятся:

  •  нанесение ущерба государственной власти, интересам государственной службы и службы в органах местного самоуправления, Традиционно такие преступления именуются должностными, они представляют собой уголовно-правовое проявление коррупции. Опосредованно такой ущерб могут причинить любые преступления, в связи с этим, данный признак может считаться факультативным, поскольку характеризует только последствия противоправного деяния;

  •  совершение действий вопреки интересам общества или государства государственным (муниципальным) служащим или иным публичным служащим либо служащим коммерческой или иной организации (в частности, служащим международной организации), которые носят незаконный (противоправный) характер и позволяют получать какие-либо блага (в том числе имущество, услуги или льготы). Как представляется, такие действия могут совершаться при формальном следовании интересам общества и государства. Извлечение собственной выгоды может происходить при формальном соблюдении законодательства, и даже при его точном исполнении, при надлежащем выполнении своих должностных обязанностей (взятка за более быстрое исполнение обязанностей, которое в целом отвечает интересам общества, коррупционная стимуляция предоставленного законодательством права выбора служащего и пр.). Все эти обстоятельства затрудняют квалификацию коррупционных нарушений, поскольку в законе сделан акцент на незаконность действий служащего, что оставляет безнаказанными так называемые легальные действия коррупционной направленности  В связи с этим, следует согласиться с автором в том, что определение коррупции должно быть закреплено в законе и представлять собой социально-юридическое понятие.

  •  наличие у лица, совершившего коррупционное преступление, признаков, указанных в примечании к ст. 285 УК РФ; нарушения порядка финансирования избирательной кампании кандидата - ст. 141.1 УК РФ; активного подкупа участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов и пассивного подкупа спортсменов (ст. 184 УК РФ); дачи взятки должностному лицу (ст. 291 УК РФ); активного коммерческого подкупа (ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ); провокации взятки или коммерческого подкупа с целью шантажа (ст. 304 УК РФ); подкупа свидетелей, потерпевших, экспертов и переводчиков (ч. 1 ст. 309 УК РФ), которые подлежат ответственности вне зависимости от наличия у них служебного статуса);

  •  направленность умысла виновного на совершение коррупционных действий (бездействия), которые причиняют ущерб интересам общества и государства;

  •  наличие у виновного корыстной или иной личной заинтересованности, которая может носить и неимущественный характер.

При оценке корыстной заинтересованности суды руководствуются тем, что она выражается в стремлении виновных использовать свои полномочия, извлечь для себя или других лиц незаконную имущественную выгоду или избавиться от материальных затрат без завладения чужим имуществом. Вместе с тем, в приказе № 7 от 19 марта 2009 г. Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации «Об утверждении и введении в действие формы статистической отчетности «Сведения о противодействии коррупции при организации деятельности по выявлению, расследованию, раскрытию и предупреждению коррупционных преступлений следственными органами Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации в системе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации» был дан только перечень составов преступлений. В Указании Генпрокуратуры РФ № 399/11, МВД РФ № 1 от 28.12.2009 (ред. от 30.04.2010) «О введении в действие Перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности» установлено, что к преступлениям коррупционной направленности относятся противоправные деяния только при наличии определенных критериев:

а) наличие надлежащих субъектов уголовно наказуемого деяния, к которым относятся должностные лица, указанные в примечаниях к ст.ст. 201 и 285 УК РФ;

б) связь деяния со служебным положением субъекта, отступлением от его прямых прав и обязанностей;

в) обязательное наличие у субъекта корыстного мотива (деяние связано с получением им имущественных прав и выгод для себя или для третьих лиц);

г) совершение преступления только с прямым умыслом.

Исключением являются преступления, хотя и не отвечающие указанным требованиям, но относящиеся к коррупционным в соответствии с ратифицированными Российской Федерацией международно-правовыми актами и национальным законодательством, а также связанные с подготовкой условий для получения должностным лицом, государственным служащим и служащим органов местного самоуправления, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуги имущественного характера, иных имущественных прав либо незаконного предоставления такой выгоды.

Кроме того, к таким преступлениям также относятся без каких-либо условий: ст. 141.1, 184, п. «б» ч. 3 ст. 188, ст. 204, 289, 290, 291 УК РФ.

Полагаем, при буквальном толковании понятия «коррупция», закрепленного в законе, можно сделать вывод, что фактически все преступления, содержащие квалифицирующий признак «совершение деяния лицом, с использованием своего служебного положения» формально подпадают под коррупционные преступления. В связи с этим, определение исчерпывающего перечня коррупционных преступлений - это не только технологическая проблема (эффективный учет и контроль над распространенностью коррупционных проявлений), но и этическая.


коррупционные преступления
Б.В. Иогансон. Допрос коммунистов

За основу объединения должностных преступлений коррупционной направленности мы возьмем следующие критерии:

  1. публичное должностное лицо;
  2. коррупционная направленность;
  3. корыстный мотив либо иная личная заинтересованность;
  4. нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

В связи с этим представляется, что к должностным преступлениям коррупционной направленности следует отнести: злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ); незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ); получение взятки (ст. 290 УК РФ).

В основу объединения указанных должностных преступлений коррупционной направленности положены такие признаки, как связь деяния с использованием должностным лицом своих полномочий, так и извлечение для себя и третьих лиц выгоды имущественного и неимущественного характера.

С криминалистической точки зрения, данные признаки позволяют отграничить их от иных преступлений коррупционной направленности и определить средства и методы для решения задач уголовного судопроизводства.

Использование должностным лицом своих полномочий в целях незаконного обогащения образует замкнутую систему, в которой преступная деятельность испытывает необходимость в существовании деятельности должностного лица, детерминируется и опосредуется ею.

Анализ научных исследований и практики расследования уголовных дел рассматриваемой категории показали, что должностным лицам, совершающим преступления коррупционной направленности, свойственны такие характерные черты, как: следование в своей работе правовым актам; часто «слепое» выполнение любых распоряжений руководства; доминирование в своей деятельности распоряжений руководства по сравнению с требованиями правовых актов; чувство корпоративной защиты вместе с сотрудниками своего ведомства в случаях совершения преступлений, что особенно присуще должностным лицам правоохранительных органов; амбициозный, доходящий до болезненного состояния карьеризм; документирование своей деятельности, включая действия, образующие правонарушение или преступление; концентрация в своих руках всех направлений деятельности и функций подчиненного ему учреждения или ведомства, которые влекут получение денежных, материальных или иных выгод; связь с коммерческими структурами, включая и криминальные формирования; близкие отношения и знакомства в органах власти, в судебных, правоохранительных органах, что дает чувство безнаказанности или способствует максимальному устранению факторов юридической ответственности; наличие денежных и материальных средств, которые дают возможность использовать «дорогих» адвокатов, имеющиеся связи в правоохранительных структурах и «схемы» ухода от ответственности в случае возбуждения уголовного дела; возможность широкого использования технических средств (диктофоны, видеокамеры, подслушивающие устройства и т.д.) при противодействии предварительному следствию.

Следующим обстоятельством, позволяющим объединить злоупотребление должностными полномочиями, незаконное участие в предпринимательской деятельности и получение взятки в одну группу противоправных деяний, относящихся к должностным преступлениям коррупционной направленности, является то, что виновными совершаются преступления путем нарушения правил нормативного характера, устанавливающих порядок и условия деятельности государственного аппарата и аппарата органов местного самоуправления, регламентирующих права и обязанности ее участников.

Для отграничения должностных преступлений коррупционной направленности необходимо учитывать, относятся ли виновные к категории должностных лиц или нет, являются ли они субъектами законной или незаконной деятельности, какие именно правила нарушены, факт и характер наступивших общественно опасных последствий содеянного и некоторые другие обстоятельства.

Наиболее распространены следующие способы совершения должностного преступления коррупционной направленности: временное заимствование или использование государственных или общественных средств для личных нужд; расходование муниципальных или общественных денежных средств не по назначению; необоснованное списание материальных ценностей, занижение их стоимости при отчуждении; необоснованное использование преимуществ для себя и своих близких; предоставление необоснованных льгот и преимуществ материального характера для организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность; издание незаконных нормативных актов, принятие необоснованных решений и мер материального характера к физическим и юридическим лицам, а также непринятие мер к нарушителям и др.

С точки зрения мотивации действий должностных лиц, обращает на себя внимание, что рассматриваемые преступления характеризуются корыстными побуждениями или иной личной заинтересованностью, которые прямо предусмотрены в нормах, определяющих уголовную ответственность.

Сходным моментом во всех случаях рассматриваемых преступлений является то, что они совершаются в процессе выполнения должностных обязанностей, вопреки интересам службы. Уголовная ответственность становится возможной при условии наступления общественно опасных последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества и государства.

Вместе с тем, выделяется сходство по элементному составу и механизму отражения (следообразования) рассматриваемых нами должностных преступлений коррупционной направленности.

Были выявлены закономерности возникновения следов, отображающих механизм совершения злоупотребления должностными полномочиями, незаконного участия в предпринимательской деятельности и получения взятки. Деятельность должностных лиц находит свое отражение в различных документах (приказах, договорах, учредительных документах, трудовых книжках, документах бухгалтерского учета и отчетности и т.п.).

Основными типичными источниками сведений, используемых при расследовании должностных преступлений коррупционной направленности, являются:

1) юридические и физические лица, непосредственно взаимодействующие с должностным лицом;

2) документы, отражающие незаконную деятельность должностного лица и деятельность граждан и организаций, и другие материальные объекты, выступающие в качестве предметов, результатов указанной деятельности и средств реализации ее целей;

3) результаты оперативно-розыскной деятельности, заключения и показания специалистов, осуществляющих документальные и иные проверки, административно-правовые расследования (служебные расследования и разбирательства), заключения и показания судебных экспертов.

С учетом этого должностные преступления коррупционной направленности могут быть определены как общественно-опасные противоправные деяния, совершаемые должностным лицом из корыстной или иной личной заинтересованности, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Изложенное дает основание для вывода о том, что в криминалистическую характеристику должностных преступлений коррупционной направленности целесообразно включать данные о личности должностного лица; предметах, целях, мотивах, средствах и способах их преступной деятельности; допущенных при этом нарушениях нормативных актов, регламентирующих деятельность должностных лиц; общественно опасных последствиях содеянного; уголовно-релевантной информации, ее типичных носителях и источниках, механизме подготовки, совершения, сокрытия и отражения преступлений; объектах, взаимодействующих при этом; об отраслевой, видовой и внутривидовой специфике деятельности должностных лиц, о ее нормативном регулировании, об обстановке, в которой она осуществляется, а также данные о пространственно-временных и причинно-следственных связях и отношениях внутреннего и внешнего порядка, характерных и для функционирования государственных и муниципальных органов и учреждений, и для связанных с ней преступлений.





Пользовательского поиска



в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru