Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам № 46 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


Досудебное соглашение о сотрудничестве - зарубежный опыт

Саркисянц Р.Р.


Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Досудебное соглашение о сотрудничестве при расследовании взяточничества

Короли судебной власти

Уголовный (криминальный) процесс в США - краткая характеристика

Деятельность ОВД по устранению социально опасных последствий преступности


Досудебное соглашение о сотрудничестве подозреваемого или обвиняемого с правосудием впервые было определено и широко применяется в зарубежных уголовно-процессуальных системах. Правовой институт «сделка с правосудием» максимальное развитие получил в практике США, где именуется как «сделка о признании вины» (plea bargaining) и был признан Верховным судом США существенной и целесообразной частью системы уголовного правосудия.

Главной причиной появления «сделок с правосудием», считает Б. Стефанос, является акцентирование внимания на таких важных процессуальных ценностях, как «скорость, стоимость, автономия воли, точность и определенность» (См. - Stephanos B. Garmonizing substantive criminal law values and criminal procedure // Cornell Law Review, 2003, №6). В связи с этим, Ф. Истербрук, Р. Скотт и В. Штунц «сделку с правосудием» называют «куплей-продажей» прав, она обеспечивает, по их мнению, независимость и эффективность, уменьшает неясность, экономит время и деньги (См. - Easterbrook F. Plea Bargaining as Compromise // Yale L.J., 1992, №101).

Однако, высказывая критику такого института, Т. Линч отмечает, что «применение «сделки с правосудием», действительно, ускоряет судебное разбирательство, но делается это «неконституционными способами» (См. - Linch T. The case against plea bargain // Cato Institute, 2003). М. Кинсли в своей статье «Почему невинные люди признаются» акцентировал внимание на том, что «создав такой вариант, американская система подталкивает невиновных сознаваться в том, чего они не совершали» (См. - Kinsley V. Why Innocent People Confess // www.washingtonpost.com).

Как представляется, «сделки» или «соглашения» о признании вины в уголовном процессе США, помогая сохранить презумпцию невиновности и требование о допустимости доказательств, оставляют судебный процесс для тех немногих и важных дел, когда обвинение и защита не могут разрешить спор с помощью соглашения о признании вины. Следует отметить, что сам переговорный процесс, последовательность предложений и порядок их акцептования, суть «оферты» остаются вне рамок процессуальной регламентации. Это позволяет говорить о том, что в некоторых случаях (в обход действующим нормам) «сделка с правосудием» остается скрытой от официальных «наблюдателей».

Согласно статистическим данным, на основе данного института в настоящее время в США разрешается более 90% уголовных дел, т.е. они не проходят через процедуру судебного разбирательства.

В английском праве указанный процессуальный институт применяется в гораздо меньшей степени, что связано с негативным отношением высших британских судебных органов к участию судей в переговорном процессе между сторонами.

В отличие от Англии и США, страны континентальной Европы демонстрируют более осторожный подход к использованию plea bargaining. Это связано с очевидным различием моделей уголовного судопроизводства в указанных правовых системах. Странам континентальной Европы (к их числу мы относим и Россию) свойственен смешанный тип судопроизводства, сочетающий розыскную форму предварительного расследования и состязательное судебное разбирательство. При этом принцип состязательности трактуется иначе, нежели в англо-американском праве.

В одной из своих работ исследователь Дж. Лангбейн назвал ФРГ страной «без сделки с правосудием», и положения действовавшей тогда нормативной базы, регламентировавшей уголовный процесс, были наглядным тому подтверждением. Такой подход имел своих многочисленных сторонников. В тоже время существовало и другое мнение об институте «Absprachen» (соглашение предполагалось как непосредственно до начала слушания дела, так и во время судебного заседания). В научных кругах все чаще стал обсуждаться вопрос о заимствовании западного правового института. Сторонники «сделки с правосудием» уже вели речь о ее вариациях, объединяемых единой концепцией: при подготовке к судебному заседанию, или в самом судебном заседании подсудимый может предложить свое признание во время слушания дела в обмен на гарантию судьи о том, что наказание не превысит какой-либо предел, либо прокурор снимет часть обвинений.

Интересна еще одна особенность немецкого варианта: перед заключением «сделки», т.е. до слушания дела, подсудимый может знакомиться с материалами дела и, следовательно, знать все о доказательной базе стороны обвинения, таким образом, реально оценивать свои шансы при ведении переговоров.

Что касается американской позиции, то Верховный Суд США высказался, что у прокурора нет конституционной обязанности полностью раскрывать материалы дела вплоть до момента заключения «сделки».

Анализируя имеющиеся различия, некоторые авторы подчеркивают, что полного копирования института в случае с ФРГ быть не может: судебный процесс США изначально носил состязательный характер, а в ФРГ - следственный. В свою очередь, различие двух процессуальных культур не приемлет полноценной и безболезненной взаимозаменяемости.

Сам правовой институт «сделки с правосудием» в ФРГ прямо не признавался процессуальным законодательством, но при этом не ломал сложившегося ценностного подхода уголовно-процессуальной среды. Вновь зарождающийся правовой институт «сделки с правосудием» не изменил роли участников процесса: центром полномочий остался судья, принимающий решение на основании личного мнения о материалах дела и доказанности инкриминируемых деяний, а стороны обвинения и защиты - на втором плане, что означало сохранение основных положений следственного характера уголовного процесса. Основным же условием заключения «сделки» было признание привлекаемого к ответственности лица всего состава инкриминируемых ему деяний.

Итальянский вариант правового института «сделки с правосудием» (pattegiamento - «обозначение наказания») довольно много унаследовал от оригинальной американской модели. Существовавшая в предыдущей редакции высокая значимость материалов предварительного следствия теперь компенсировалась устным разбирательством (ч. III Кодекса). В результате судья не имел информации о том, какие доказательства были собраны до рассмотрения дела в суде, что не позволяло ему заранее выделить интересующие моменты из предоставленной доказательной базы (в том числе, определить безоговорочность некоторых фактических обстоятельств).

Как представляется, особенности правового института «сделки с правосудием» по уголовно-процессуальному законодательству Италии заключаются в следующем: суть соглашения может охватить только сам приговор, но не частичный или полный отказ от предъявленных обвинений; «сделка» заключается в ходатайствовании перед судом о вынесении конкретного приговора; подсудимый отказывается от своего права на рассмотрение дела судом и лишь предполагается признающим себя виновным. В то же время, судья после ознакомления с материалами дела может оправдать подсудимого до утверждения соглашения (ст. 444.2); если прокурор не соглашается на сделку с подсудимым, то подсудимый уже после слушания дела может ходатайствовать перед судьей об исследовании причин, послуживших основанием для отказа от такого соглашения, и попросить судью снизить срок наказания на одну треть (ст. 448.1).

Таким образом, итальянский вариант правового института «сделки с правосудием» во многом схож с американской моделью: активные стороны обвинения и защиты (они непосредственно проводят переговорный процесс) и относительно пассивный судья. Такие «сделки» продолжают активно применяться в процессуальной среде Италии.


сделки с правосудием - зарубежный опыт
Э.Делакруа. Договор Фауста и Мефистофеля

Нормы, регламентирующие процесс достижения соглашения между сторонами обвинения и защиты, были введены в УПК Франции в июне 1999 г. Согласно ст. 41-2 УПК Франции, окружной прокурор может предложить (непосредственно, либо через доверенное лицо) привлекаемому к ответственности совершеннолетнему субъекту условное осуждение. При этом лицо должно признаться в совершении инкриминируемого ему мисдемианора (в качестве меры ответственности за которое предусмотрен штраф, либо лишение свободы сроком до пяти лет), в том числе, связанного с совершением незначительного правонарушения.

При достижении согласия между стороной обвинения и стороной защиты рекомендация прокурора (т.е. конкретные рекомендуемые санкции) передается на одобрение судьи. При отсутствии согласия со стороны подсудимого пойти на подобное соглашение, либо его фактическом отказе выполнить какие-либо из оговоренных условий, сторона обвинения всегда может инициировать полноценное судебное разбирательство.

Важно отметить, что такая договоренность может быть достигнута только по конкретному перечню преступлений, среди которых: неквалифицированное нападение, угрозы, неквалифицированный грабеж, преступное причинение вреда, клевета, жестокость по отношению к животным, владение определенными видами оружия, вождение в состоянии опьянения и др.

Как представляется, французский институт четко запротоколирован, и в некоторых случаях предполагает возможность замены уголовного наказания мерами административного характера, т.е. фактически представляет собой депенализацию деяния.

Таким образом, самая распространенная «сделка с правосудием» в зарубежных странах представляет собой договор с прокуратурой, в соответствии с которым прокуратура снимает с обвиняемого часть обвинений или меняет квалификацию преступления на менее тяжкое в обмен на признание им своей вины. Сделка может быть предложена любой из сторон. Ее условия обсуждаются обвиняемым и представителями прокуратуры, а затем утверждаются судьей, как правило, в открытом судебном заседании. Судья может отказать в утверждении сделки, но если он дал свое согласие, то обязан, со своей стороны, исполнить все ее условия.

Другим типом сделки с правосудием является договор, в соответствии с которым лицо получает прокурорский иммунитет в обмен на показания против сообщников. В США эту сделку с правосудием принято называть превращением в свидетеля обвинения. Как и в предыдущем случае, сделка также заключается между обвиняемым и прокурором, после чего должна быть одобрена судьей. После этого исполнение согласованных условий становится обязательным для всех ее участников. Вместе с тем, если у прокурора появляются новые улики, на основе которых он может добиться вынесения обвинительного приговора, уже состоявшаяся сделка может быть расторгнута.

Главный недостаток сделок с правосудием юристы многих стран видят в том, что обвиняемый может оговорить кого угодно, чтобы избежать справедливого наказания. Вместе с тем они признают, что, заключая такие сделки, прокурор экономит свое время и бюджетные расходы на судебное разбирательство, а также достигает нужного результата: преступник несет заслуженное, пусть и относительно мягкое наказание.

Прежде всего, отметим, что в результате реформ процессуального законодательства европейских государств в обновленной правовой среде появилась возможность частично использовать правовой институт «сделки с правосудием», не нарушая сути процессуальной правовой культуры конкретной правовой системы. Благоприятной правовой средой для развития института «сделки с правосудием» является процесс состязательный. На наш взгляд, это вполне поддается логическому объяснению: соглашение (т. е. «сделка») возможно между спорящими о чем-либо субъектами и менее доступно для уголовного процесса, имеющего следственный характер, где суд проводит самостоятельное расследование, больше опираясь на собранные факты, нежели позицию сторон.





Пользовательского поиска




в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru