Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам № 46 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


Казачье самоуправление на Дальнем Востоке

Сергеев О.И.


Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

История казачьего самоуправления в России

Древнерусская община

Привлечение казачества к военной службе (фото)

Казаки в войне с Японией

Казачество в России


Одним из наиболее важных принципов организации и деятельности местного самоуправления в современной России является использование местных обычаев и традиций, в частности, в местах расселения казачества. В казачьих сообществах европейской России традиции самоуправления возникли в далеком прошлом. С XVII в. они нашли продолжение среди служилых людей в Сибири, а затем - на Дальнем Востоке.

Коренные   преобразования,   проведенные   в   системе  местного управления Российской империи во второй половине XIX в., охватили весь комплекс ее составляющих. Естественно, это затронуло и сословный компонент. Так, местное самоуправление в казачьих войсках регламентировало принятое 13 мая 1870 г. «Положение». По нему казачьи станицы должны были управляться станичным сходом, должностными лицами во главе со станичным атаманом, станичным правлением и станичным судом.

Станичный сход состоял из домохозяев соответствующего общества и выбранных ими должностных лиц (атамана, его помощника, казначея, судей и др.). На отдельные должности претенденты могли выбираться, назначаться или наниматься. Станичный сход являлся распорядительным органом, станичное правление - органом исполнительным. В состав последнего, кроме станичного атамана, входили его помощники, казначей и трое избранных станичным сходом доверенных. Иерархия исполнительной власти определялась как «атаман и станичное правление». Атаман являлся главным лицом в станице, на него возлагались административно-полицейские, хозяйственные и некоторые судебные функции.

Станичный суд избирался ежегодно сходом. Его задача заключалась в примирении тяжущихся сторон. При невозможности достижения мировой сделки судьи должны были выносить решения, учитывая местные обычаи и правила, принятые в казачьем быту.

«Положение» 1870 г. в силу целого ряда как объективных, так и субъективных факторов на казачьи войска Дальнего Востока распространено было лишь частично.

В рамках общего курса контрреформ 80-90-х годов XIX в. в России «Положение» 1870 года было заменено 3 июня 1891 г. новым «Положением об общественном управлении станиц казачьих войск». Сохраняя прежнюю структуру казачьего самоуправления, оно давало войсковому начальству «право контроля и руководства» деятельностью всех органов общественного управления, с необходимой для этого карательной властью, укрепляло позиции атамана в системе казачьего Управления.

В отличие от предыдущего, «Положение» 1891 г. было реализовано и в казачьих войсках Дальнего Востока - Забайкальском, Амурском и Уссурийском, хотя и с некоторой задержкой во времени.

Революционные события 1917 г. коренным образом изменили судьбу казачества, насильственным путем приостановили ход его исторического развития. И лишь в 90-е годы XX в. пошел процесс возрождения казачества. Естественно, вновь возникла и проблема казачьего самоуправления, в том числе, и на Дальнем Востоке.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации, структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно. Это дает право и казачеству в местах своего проживания осуществлять местное самоуправление. Однако реализация права казаков на организацию местного казачьего самоуправления сдерживается в некоторых регионах России из-за отсутствия нормативно-правовой базы на уровне субъектов.

В отличие от казачьих войск в западной части России, казачество Дальнего Востока на сегодняшний день не имеет ни одного населенного пункта с компактным проживанием казаков из-за последствий репрессий и поголовного выселения казачьего населения в 20-30-х годах XX в. Поэтому в регионе сейчас не идет речь о самостоятельных структурах органов местного казачьего самоуправления (муниципальных образованиях с муниципальной собственностью, местным бюджетом и выборными органами местного самоуправления, как предусмотрено Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»).

Однако в перспективе формирование таких территориальных образований с преимущественно казачьим населением возможно. И связано это с проблемами приграничных районов России. В настоящее время в приграничных субъектах Российской Федерации проживает почти 32% населения страны. Практически все субъекты РФ, расположенные вдоль границы, признают тот факт, что их приграничные территории имеют значительное преимущество в возможностях собственного развития. Причем это преимущество тем значительнее, чем более скоординированы усилия различных уровней государственной власти на острие этого развития. Отсюда весьма актуальной становится задача создания единой комплексной программы развития приграничных территорий России.

По сути, эта программа должна представлять собой своеобразную модель охраны границы с одновременным экономическим развитием прилегающей территории, где будут учитываться интересы государства (охрана государственной границы, национальная безопасность), интересы региона (социально-экономическое развитие налогооблагаемых приграничных территорий) и интересы местного приграничного населения, в том числе, и казачества (муниципальное самоуправление).


казачье самоуправление на Дальнем Востоке
Старшие представители Сибирского казачьего войска - казаки в русско-японской войне 1904-1905 г.г.

Объектом действия данной модели станет приграничная территория, имеющая правовой статус, субъектом действия - приграничное самодостаточное население в лице, прежде всего, местных органов муниципального самоуправления. Если вспомнить историю казачества, включая весьма положительный опыт его использования в качестве приграничного населения в России на протяжении нескольких столетий, то можно спроектировать и некую современную модель существования приграничного населения и попытаться реализовать ее на практике. Для создания такой модели необходима определенная подготовительная работа. Прежде всего, следует выяснить отношение к казачьей идее и к современным казачьим структурам постоянного населения приграничья, исполнительной и законодательной властей, этнических сообществ, представителей конфессий. Кроме того, необходим глубокий анализ реальных потребностей приграничных территорий в развитии их социально-экономической инфраструктуры, государственной службы, перспектив территориального и регионального развития. И, наконец, необходимо соотнести развитие казачьего движения с общей политикой государства в конкретных регионах и направлениях. В том, что касается приграничной политики, казачество может рассматриваться только как часть приграничного населения. Тогда казачество может стать формальным представителем интересов населения приграничных территорий в системе политической власти. В такой модели могут быть выражены объективные требования к социальной структуре и внутренней организации приграничного населения и определены реальные условия формирования определенной социальной группы приграничного населения, которая сможет развиваться в традициях казачества.

На Дальнем Востоке России приграничные территории издавна входили в систему административного управления и хозяйственного использования местных казачьих войск: Забайкальского (сформировано в 1851 г.), Амурского (1858) и Уссурийского (1889).

Местные казачьи органы самоуправления в лице станичных и поселковых сходов, как распорядительные органы, и станичные и поселковые правления и, соответственно, атаманы, как исполнительные органы и должностные лица, были прямо заинтересованы не только в экономическом и хозяйственном благополучии казачьих общин, но и в сохранении и развитии природных, земельных, сырьевых ресурсов приграничных территорий. Они имели хорошо налаженные хозяйственные, торговые и культурные связи с населением сопредельных территорий, что позитивно сказывалось и на общей обстановке в приграничье и на самой границе.

К сожалению, в современной России концепции развития приграничного сотрудничества и федеральной целевой программы в данной сфере еще нет. Существует ряд федеральных и региональных программ, затрагивающих в той или иной мере проблемы приграничной жизни. Имеются и предложения постановочного характера в данной области.

В заключение необходимо подчеркнуть, что дальневосточным казачеством накоплен богатейший опыт освоения, развития и охраны приграничных территорий, имеющий исключительную ценность, но он в сколько-нибудь значительных размерах в настоящее время не востребован. Привлечение казачьих обществ к государственному строительству в новой России должно основываться на принципах единства и целостности Российской Федерации и, одновременно, использования традиционного исторического опыта и современного права казачьего населения, как и всех российских граждан, на самостоятельное определение структуры местного самоуправления.


Казаки в русско-японской войне 1904-1905 г.г. - перейти




Пользовательского поиска




в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru