Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам № 45 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


Организованная наркопреступность: современные технологии по обе стороны закона

Ищенко П.П.


Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Международная организованная преступность - основные направления деятельности

Наркоситуация в современной России

Русская мафия. Основные характеристики организованной преступности

Типичные способы мошенничества при оказании услуг сотовой связи

О концепции государственной политики борьбы с преступностью в России

Профилактика преступлений в уголовном судопроизводстве России


Оценивая изменения российской преступности, произошедшие в последние десятилетия, нельзя не заметить четырех основных, взаимосвязанных между собой тенденций ее развития. Первое, что обращает на себя внимание, это изменение преступных мотиваций. Столь распространенное в советский период хулиганство ушло в прошлое, уступив место различным вариациям корыстных проявлений. Во-вторых, преступление стало бизнесом, а в условиях глобализации, открытости общества и «прозрачности границ» - бизнесом международным и трансграничным. В-третьих, прямым следствием второго стало повышение уровня организации преступных проявлений. Современная преступность, будь то торговля наркотиками, рейдерство или «финансовые пирамиды» является сложно  организованным  криминальным   «предприятием»,  объединяющим десятки, а то и сотни участников. Четвертая характерная черта, определяющая облик современной преступности - высокая техническая оснащенность. Это качество является как следствием «импорта» преступных технологий из-за рубежа (вместе с техническими новинками и услугами), так и вооружения «традиционной» преступности современными технологиями. Как в обществе в целом, так и в преступной среде, наибольшие изменения вызваны распространением   общедоступных  коммуникационных  технологий, таких как Интернет и мобильная связь. А связь, как известно из кибернетики, является необходимым условием организации.

Характеризуя современную организованную наркопреступность, необходимо признать, что все перечисленные тенденции отразились в ней более ярко и отчетливо, чем в какой-либо иной сфере криминальной деятельности. Тем более актуальной представляется проблема выявления, расследования и судебного рассмотрения уголовных дел названной категории.

Суть этой проблемы очевидна: количество выявленных преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ, явно не соответствует уровню организованности современной преступности, а количество судебных приговоров с данной квалификацией - и того меньше. При системном подходе к рассмотрению данного вопроса разумно предположить, что проблема вряд ли локализована в каком-то одном месте «технологической цепочки» средств борьбы с преступностью: в ОРД, в криминалистике, в судебной экспертизе, в уголовном процессе, в уголовном праве или в какой-либо области смежного законодательства. Вероятнее  всего, решение проблемы повышения эффективности борьбы с организованной преступностью частично лежит в каждой из перечисленных дисциплин и корреспондирующей им практической деятельности. Соответственно, устранение проблем в любом «звене» этой «цепочки» должно положительно сказаться на общем результате работы.

Так, введенные в действие Федеральным законом №245-ФЗ от 3 ноября 2009 года новые редакции статей 35 и 210 УК РФ, а также разъяснения, данные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)», устранили существовавшие ранее неточности в конструкции названных норм. Из закона и из юридической практики исключен такой признак преступного сообщества (преступной организации), как «сплоченность». Субъективное и нечеткое содержание этого признака создавало своего рода «юридический люфт», обуславливавший непроизвольное «сползание» квалификации от преступного сообщества к менее тяжкой форме групповой преступности - организованной группе в процессе судебного рассмотрения дела. Сегодня этот вопрос решен. Введенный законодателем признак структурированности объективен и доказуем. Содержанию данного признака дано четкое определение в разъяснениях Пленума Верховного Суда.

Результат не замедлил сказаться: если в 2009 году из 29 оконченных РСКН России дел данной категории лишь в 8 случаях данная следствием квалификация содеянного по ст. 210 УК РФ получила подтверждение в приговоре, то в 2010 году, по результатам рассмотрения 41 расследованного дела квалификация по данной статье уголовного кодекса «устояла» уже но 23 уголовным делам. Приведенный пример убедительно подтверждает выдвинутый тезис и указывает на необходимость оптимизации других «звеньев технологической цепочки».

Успехи правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью в современных условиях прямо и непосредственно зависят от своевременного предвидения криминогенных последствий внедрения в общественную среду новых технологий и связанных с ними услуг, разработки методов и средств выявления и фиксации криминальной активности, способов формирования доказательств и построения систем доказывания при расследовании и судебном рассмотрении дел об указанных преступлениях.


борьба с преступностью с помощью современных технологий - охотники на привале
В. Перов. Охотники на привале

Наибольшего внимания в указанном аспекте заслуживают общедоступные информационно-коммуникационные технологии, переживающие настоящий «бум» в своем развитии. Так, появление около 20 лет назад мобильной телефонной связи и ее последующее широкое распространение существенно изменило и организованную преступность, и методы работы правоохранительных органов. Мобильный телефон, в силу своего удобства и общедоступности, сразу же был взят на вооружение преступными группировками всех направлений. Понимая, что схема телефонных соединений точно соответствует структуре преступного формирования, а сами переговоры отражают содержание противоправной деятельности, правоохранительные органы не могли не воспользоваться этой возможностью. В результате, подобно Земле в представлении древних, современная система борьбы с организованной преступностью держится трех «китах»: прослушивании телефонных переговоров, анализе информации и судебно-фоноскопической экспертизе.

Прослушиванию телефонных переговоров, накоплению и анализу информации нет альтернативы, так как только эти методы позволяют разглядеть за рядом отдельных преступлений хорошо замаскированную, но скоординированную и профессиональную криминальную деятельность организованных групп преступных сообществ. Значение судебно-фоноскопической экспертизы трудно переоценить, так как это почти единственный способ «бесконтактной» идентификации личности, проверки и закрепления легализованных оперативных материалов следственным путем.

Для построения этой системы правоохранительными органами была проделана большая работа. В оперативно-розыскной деятельности традиционные сыскные технологии в значительной степени уступили место оперативно-техническим мероприятиям: использованию СОРМ, ПТП, СИТКС, использованию средств пеленгации, анализу телефонного трафика (в том числе - с привязкой к базовым станциям), использованию автоматизированных информационных ресурсов и т.д.

Для обеспечения использования этой информации в доказывании, учитывая ограничения, установленные ст. 89 УПК РФ, была специально разработана процедура легализации результатов оперативно-розыскной деятельности. В УПК РФ введены процедуры организации контроля и записи переговоров, получения доступа к информации, содержащей охраняемую законом тайну, в том числе - о телефонных соединениях.

Задача дальнейшего доказательственного использования перехваченной оперативно-техническими методами информации потребовала усиленного развития судебных экспертиз. Так, для обнаружения и изъятия информации, держащейся в изымаемых у преступников мобильных телефонах и в электронных устройствах, активно совершенствуются средства и методы компьютерно-технической экспертизы. Учитывая транснациональный характер современной преступности, для нужд борьбы с афганским наркотрафиком в течение последних пяти лет ФСКН России разработаны методики идентификации говорящего по голосу и речи на таджикском, узбекском, цыганском и азербайджанском языках. Принимая во внимание, что «базовая» методика фоноскопической экспертизы для русского языка создавалась около 20 лет, такие темпы развития иначе, чем стремительными, не назовешь.

В целях выявления и объективной проверки информации о структуре преступных сообществ (преступных организаций), уточнения ролей их участников, выявления скрытого контента в диалогах, иных вопросов, имеющих важное значение для доказывания состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, ФСКН     России     специально     разработана     методика     психолого-лингвистической экспертизы.

Получение и анализ информации о телефонных соединениях прочно вошли в следственную практику, став «стандартным», отработанным приемом в работе следователей, независимо от их ведомственной подчиненности.

Несмотря на то, что сменить номер мобильного телефона довольно легко, структура связей между лицами обладает куда большей устойчивостью. По этой причине накопление информации о связях членов организованных преступных формирований имеет большое значение с точки зрения последующего использования. Такая информация должна обязательно накапливаться следствием в информационных системах. В СК при МВД России такие сведения аккумулируются в СТРАС ОПС и ЕМБД «Невод». В Следственном департаменте ФСКН России, помимо учета следственной информации, ведется накопление копий самих материалов ПТП и образцов голоса обвиняемых на CD-дисках. Это необходимо, поскольку в записях телефонных переговоров, наряду с известными членами преступных сообществ, имеется речь и еще не установленных участников организованного наркобизнеса. В случае, если эти лица будут установлены или задержаны, записи ПТП потребуются для доказывания их причастности к ранее расследованным эпизодам преступной деятельности. Сохранение образцов голоса известных преступников также необходимо, поскольку, будучи однажды изобличенными, преступники не всегда отказываются от привычного образа жизни, но зачастую, приобретя опыт, не желают более давать правоохранительным органам образцы своего голоса. А действенного способа принудить их к этому в УПК не предусмотрено.

Известно, что своевременное выявление ранее неизвестных эпизодов преступной деятельности обвиняемых является ключевой задачей при доказывании признаков организованной преступной деятельности. Для этого уголовные дела истребуются, изучаются, после чего решается вопрос об их соединении в одном производстве. Это сложная и кропотливая работа. Организация «электронного архива» следственной информации позволила бы не только ее облегчить, но и в значительной степени автоматизировать. К сожалению, перечисленные выше системы накопления и анализа следственной информации с данной задачей пока справляются неудовлетворительно.

Проблема заключается в том, что основанием для соединения уголовных дел является не совпадение элементов криминалистической характеристики и не схожий способ совершения преступлений, которые имеют лишь ориентирующее значение, а конкретные доказательства, указывающие на совершение рассматриваемых преступлений одними и теми же лицами. Поэтому, в информации по уголовному делу, подлежащему учету в информационной системе, должны быть выделены объекты: в первую очередь лица, проходящие по делу, во-вторых, все, что с ними связано, события (в том числе — преступления) организации, автомашины, номера телефонов, документы и т.д., в-третьих, связи между перечисленными объектами.

Полученный образ зарегистрированного дела будет представлять собой семантическую сеть, «узлами» которой являются объекты, а «нитями» — связи между ними. Эта возможность может быть реализована за счет применения специализированных программных продуктов, предназначенных для следственного анализа. Все они основаны на применении технологии визуального извлечения знаний (Visual Data Mining). Наиболее известны программы таких производителей как: i2 Ltd., Anacapa Sciences inc., Visual Analytics inc. и др. Они позволяют выявлять сведения, содержащиеся в анализируемых данных в неявном виде, осуществлять поиск скрытых закономерностей и связей между объектами, располагают мощным аппаратом визуализации результатов обработки информации. Ряд перечисленных программ специально разработан для следственного анализа телефонных соединений. Применение указанных возможностей планировалось в составе СТРАС ОПС, внедряемой в следственных подразделениях МВД России в виде типового программного обеспечения интеллектуального анализа (ТИАД), однако это так и не было реализовано по причине его высокой стоимости. Было бы целесообразно вернуться к этой идее, возможно - путем разработки отечественного аналога такого программного обеспечения.

Пожалуй, самой большой проблемой, стоящей сегодня на пути активного применения в расследовании современных информационных технологий, является отсутствие специальных подразделений в следственных органах и подразделениях, ответственных за эту работу. Множественность ресурсов, условий доступа, технологий обработки и анализа информации указывают на сложность самостоятельного использования их следователем. Давно назрела необходимость создания специальных аналитических отделов при следственных подразделениях для обслуживания собственных информационных ресурсов, обеспечения доступа и использования информации, осуществления квалифицированного информационного поиска и технологически сложного анализа информации при помощи специального программного обеспечения. Существенную помощь данные подразделения могли бы оказать и в работе по нераскрытым делам прошлых лет.

Таким образом, массовое восприятие обществом лишь одной технологической новинки в области связи и коммуникации, потребовало от правоохранительных органов огромных усилий, чтобы обуздать возникшие криминальные последствия. Эта работа была проделана, система противодействия выстроена по всей «технологической цепочке» борьбы с преступностью, создан существенный потенциал для дальнейшего развития. Однако стремительный прогресс информационных технологий делает это построенное с немалым трудом «здание» чрезвычайно неустойчивым. Современный мобильный телефон становится все более похожим на компьютер. В ближайшем будущем возникнут проблемы, связанные с «освоением» преступным миром ряда интернет-технологий. Уже сейчас правонарушители, взамен привычной телефонной связи, все активнее пользуются ICQ и Skype, что лишает органы правопорядка многих наработанных позиций.

lCQ-сообщения не содержат голоса и устной речи, а потому не пригодны для идентификации средствами судебно-фоноскопической экспертизы. Можно ли по перехваченным сообщениям идентифицировать автора средствами автороведческой экспертизы, - еще предстоит выяснить.

Skype-сообщения могут содержать и речь, и изображение его участников, однако, они передаются в закодированном виде и «вскрыть» их имеющимися средствами пока невозможно. Данная проблема, по-видимому, имеет наиболее простое законодательное решение. Интернет-провайдеры, предоставляющие эти услуги, должны быть поставлены перед выбором: сотрудничать с правоохранительными органами (разумеется, под судебным контролем), передать коды и сохранять сообщения в течение определенного времени, либо вообще отказаться от предоставления этих услуг.

Существенную проблему при установлении отправителей Интернет-сообщений создают динамические IP-адреса, присваиваемые пользователю при каждом входе в сеть и являющиеся его идентификатором. Если не обязать провайдеров сохранять эту информацию хотя бы полгода, установить отправителя сообщения будет невозможно, даже если оно было отправлено со «стационарного» компьютера, не говоря уже о смартфоне.

Статья 186-1 УПК РФ не содержит ответа на вопрос, является ли компьютер в данной ситуации «абонентским устройством» и равнозначен ли номер мобильного телефона динамическому IP-адресу? Если исходить из ст. 53 Закона РФ «о связи» - равнозначен. Но тогда процедура получения этих сведений, в совокупности с отсутствием четких сроков их предоставления провайдером, полностью непригодна с точки зрения необходимых темпов расследования.

Правонарушители стремительно осваивают создаваемые информационными технологиями новые возможности и услуги. Электронные платежные системы и интернет-кошельки вошли в наш быт сравнительно недавно. Несмотря на это, преступники уже бойко торгуют наркотиками на улицах при помощи платежных терминалов, полностью исключая при этом личный контакт с покупателями. В совсем недалеком будущем можно прогнозировать возрастание криминальной заинтересованности к «закрытым» сегментам Интернета, к программам для анонимной работы в сети, таким как TOR, распределенным хранилищам данных, типа FreeNet и другим конспиративным возможностям.

Правоохранительными органами США специально разработана систем ECHELON, позволяющая вести целенаправленный поиск и отслеживать трафик в Интернете, в том числе, в его «закрытых» сегментах. Возможности отечественного СОРМ пока намного скромнее.

Стремительное развитие технологий остановить или запретить нельзя. Подобные меры контрпродуктивны для общества в целом. Поэтому правоохранительные органы должны заранее прогнозировать «побочные эффекты» внедрения новых технологий и готовиться к их появлению по всем направлениям: в ОРД и в криминалистике, в судебной экспертизе и в уголовном процессе.





Пользовательского поиска




в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru