Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам оглавление № 43 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


Профилактика преступлений в уголовном судопроизводстве России - современное состояние и перспективы развития


Данилова С.И.


Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

38 попугаев или уголовная статистика

О концепции государственной политики борьбы с преступностью в России

Проверка достоверности показаний при расследовании преступлений

Досудебное соглашение о сотрудничестве при расследовании взяточничества

Деятельность ОВД по устранению социально опасных последствий преступности

Стабильность карательной политики государства - залог успеха в борьбе с преступностью


Предупреждение преступлений является одной из первостепенных задач, стоящих перед правоохранительными органами любого государства. При этом  важно отметить, что эффективность ее решения во многом обусловлена надлежащей поддержкой со стороны местных органов власти, общественности, а также активностью международного сотрудничества. В связи с этим нельзя не упомянутъ о Рекомендации № Rес (2003) 21 Комитета Министров Совета Европы государствам-членам «О сотрудничестве в области предупреждения преступлений», принятой 24 сентября 2003 года, в которой Совет Европы официально признал, что при использовании исключительно традиционных форм уголовной юстиции и правоприменительных мер, уровень современных, обусловленных преступлениями  проблем снижается недостаточно эффективно. Более того, по всей Европе продолжают появляться все новые виды преступлений, что способствует усилению чувства небезопасности у многих европейцев.

Аналогичная ситуация складывается и в России, где многие проблемы превентивного характера обусловлены еще и недостаточностью материально-технического оснащения правоохранительных структур, а также отсутствием надлежащей правовой регламентации профилактики преступлений, осуществляемой в ходе уголовного судопроизводства.

Так, в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее - УПК) об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, упоминается всего в трех статьях (ст. 29, 73 и 158 УПК). Причем в законе не содержится определения указанных обстоятельств, о чем свидетельствует анализ ст. 5 УПК.

Его отсутствие не самым лучшим образом отражается на профилактической деятельности органов предварительного расследования и суда. Это связано с тем, что ввиду отсутствия законодательно закрепленной дефиниции обстоятельств, способствовавших совершению преступления, следователи, дознаватели, а также судьи вынуждены сами определять, какие факторы могут быть отнесены к ним, а какие нет.

В результате работники органов предварительного расследования и суда:

  • не имеют четкого представления о том, какие именно обстоятельства они должны выявлять, поскольку не могут определить их критерии и не имеют для этого соответствующих методик;

  • допускают ошибки при определении пределов выявления указанных обстоятельств, что нередко приводит к необоснованному сужению или расширению их круга;

  • выявляют не все обстоятельства, обусловившие совершение преступления, а только часть из них, что не способствует успешному решению профилактических задач. В частности, анализ материалов уголовных дел показал, что в большинстве случаев выявляются и принимаются меры по устранению лишь тех факторов, которые были связаны с обстановкой совершения преступления. В то время как установление обстоятельств субъективного (внутреннего) характера, связанных с личностью подозреваемого (обвиняемого), подсудимого происходит гораздо реже и, как правило, не в полном объеме;

  • испытывают затруднения в выборе той или иной формы профилактического реагирования.

Согласно ч. 4 ст. 29 и ч. 2 ст. 158 УПК, установив обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь вправе внести в соответствующую организацию или соответствующему должностному лицу представление, а суд - частное определение и постановление.

Вместе с тем, в УПК до сих пор законодательно не определено ни понятие представления профилактического характера, ни его форма, ни процессуальные требования, которым оно должно соответствовать. Хотя применительно к определению суда, постановлению судьи, прокурора, следователя эти требования (законности, обоснованности и мотивированности) получили законодательное закрепление в ст. 7 УПК. В результате большая часть вносимых следователями, дознавателями представлений профилактического характера не мотивируется. Не менее актуальной и по сей день остается проблема обратной связи между следователем, дознавателем и лицом, обязанным принять меры по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Отчасти она обусловлена отсутствием четкой законодательной регламентации механизма ее разрешения.   

В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП) содержится ст. 17.7, согласно которой «умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц - от двух тысяч до трех тысяч рублей».

Непринятие руководителем соответствующей организации или должностным лицом профилактических мер на основании внесенного представления является невыполнением законных требований следователя, дознавателя, однако каким образом должно осуществляться в этом случае привлечение указанных лиц к административной ответственности по ст. 17.7 КоАП, до сих пор законодательно четко не установлено.

Исходя из этого, в различных регионах Российской Федерации следственной практикой выработаны следующие способы разрешения создавшейся ситуации:

1) направление руководителями следственных органов в суды протоколов о привлечении к ответственности должностных лиц по ст. 17.7 КоАП;

2) через участковых уполномоченных милиции общественной безопасности;

3)путем направления следователями в органы прокуратуры материалов для решения вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении.

Вместе с тем, обеспечению эффективности профилактической деятельности следователя способствовало бы установление единой практики привлечения лиц к административной ответственности по ст. 17.7 КоАП за неисполнение внесенных им представлений профилактического характера. В будущем более перспективным представляется такой способ разрешения указанной  проблемы,  который  включал  бы  в  себя  сугубо уголовно-процессуальные средства. Это более логично, поскольку такого рола отношения складываются в области уголовного судопроизводства. Из чего следует, что и регулирование их должно    осуществляться    посредством    уголовно-процессуального законодательства.

Наряду со ст. 17.7 в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях содержится ст.  17.4, предусматривающая административную ответственность за непринятие мер по частному определению суда или представлению судьи (надо отметить,  что в этом случае законодатель упоминает именно о представлении судьи, а не о постановлении), которая также позволяет воздействовать на должностных лиц, не исполняющих процессуальные решения профилактического характера. Однако анализ судебной практики свидетельствует о том, что в этой части применение ст. 17.4 КоАП осуществляется недостаточно активно.

Возможнод, основная причина создавшейся ситуации заключается в том, что в начале 90-х гг. XX столетия вследствие односторонней трактовки правозащитной роли суда и его места в системе государственных органов обозначилась тенденция к ограничению превентивного направления деятельности российской судебной системы. В итоге широкое распространение получило ошибочное мнение о том, что суд не должен участвовать в осуществлении профилактики преступлений. Поэтому количество выносимых судами частных определений превентивной направленности весьма незначительно, не говоря уже о контроле за их исполнением, в том числе посредством инициирования применения ст. 17.4 КоАП.

Нельзя не отметить, что профилактическая деятельность, осуществляемая в ходе уголовного судопроизводства по уголовным делам, наряду с процессуальными действиями (например, представлением профилактического характера или частным определением суда превентивной направленности) включает в себя и так называемые непроцессуальные формы (т.е. те, которые не нашли законодательного закрепления в УПК).

Регламентация последних, как правило, осуществляется на уровне закона или ведомственного нормативного акта. Однако и в этой части российское законодательство изобилует пробелами, которые не самым лучшим образом отражаются на правоприменительной деятельности  органов  предварительного расследования и суда.

Так, основным нормативным актом ведомственного характера, регламентирующим в настоящее время профилактическую деятельность следователя и дознавателя, является приказ МВД России от 17 января 2006 года № 19 «О деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений» (в ред. Приказа МВД РФ от 29.01.2009 г. № 60), предусматривающий, помимо внесения представления, иные формы профилактики преступлений. Однако многие из этих форм, будучи выработанными и апробированными на практике еще до вступления в силу ныне действующего Уголовно-процессуального кодекса, к сожалению, не получили регламентации в указанном ведомственном нормативном акте.

К их числу следует отнести выступления сотрудников органов предварительного расследования с сообщениями в образовательных учреждениях, трудовых коллективах, перед населением о результатах расследованных и рассмотренных в суде уголовных дел, о причинах и условиях, способствовавших совершению преступлений, а также публикации и выступления по этим вопросам в средствах массовой информации.

Наряду с вышеуказанным приказом МВД России, на сегодняшний день действуют следующие ведомственные нормативные акты, которые отчасти регламентируют превентивную деятельность сотрудников органов предварительного расследования, не связанную с внесением и осуществлением контроля за исполнением представлений профилактического характера, а именно: приказ МВД   России   от    10   апреля   2006   года   №   246   «Об   информационно-пропагандистской работе» и приказ заместителя Министра – начальника Следственного комитета при МВД России от 12 ноября 2001 года № 319 «О совершенствовании организации взаимодействия со средствами массовой информации». Однако они регламентируют лишь такие непроцессуальные формы профилактики преступлений, как публикации и выступления в средствах массовой информации.

Таким образом, на основании изложенного можно сделать вывод о том, что непроцессуальная профилактическая деятельность следователя, как, впрочем, и дознавателя, на данный момент практически лишена нормативной регламентации, что, безусловно, негативным образом отражается на ее эффективности. Свидетельством этого является анализ следственной практики, который показал, что в ряде регионов России указанные формы профилактической деятельности используются крайне редко или не используются вовсе.

Аналогичная ситуация характерна и для судебной практики. Несмотря на то, что ст. 26 ныне действующего Закона РСФСР от 8 июля 1981 года «О судоустройстве РСФСР» (в ред. Федерального закона от 07.05.2009 г. № 83-ФЗ) до сих пор предписывает председателю районного (городского) суда организовывать работу по пропаганде правовых знаний и разъяснению законодательства, суды достаточно редко используют эту форму профилактики преступлений в своей практической деятельности.

А между тем, именно выступления судей в средствах массовой информации способны наиболее эффективно мобилизовать общественное мнение, отличающееся крайней нетерпимостью к фактам преступных деяний и обстоятельствам, способствовавшим их совершению.

Вместе с тем, нельзя не отметить и те положительные тенденции, которые в настоящее время прослеживаются в ряде регионов Российской Федерации, и связаны с организацией эффективного взаимодействия российских судов, а также органов предварительного расследования со средствами массовой информации, с целью правовой пропаганды среди населения. Так, например, в 2005 году юристами вузов, правоохранительных органов и судов Тюменской области  была создана Тюменская  региональная  общественная  организация «Союз юристов Тюменской области», одной из задач которой, согласно уставу, является содействие повышению уровня правовой культуры населения и распространение правовой информации. С этой целью в этом же году президентом Союза юристов Тюменской области было принято решение об участии этой организации в издании ежемесячного регионального общественно-политического журнала «Гражданин и закон», в котором и по сей день регулярно публикуются материалы о наиболее успешно работающих территориальных и ведомственных структурах судов, прокуратуры, органов внутренних дел и Федеральной службы безопасности. а также заметки в форме ответов представителей органов правопорядка и правосудия на вопросы читателей (Величко А.Н, Шатилович С.Н. Профилактическая деятельность российского суда посредством участия в правовой пропаганде среди населения // Российский судья, 2008).

Говоря о современном состоянии и перспективах развития профилактики преступлений в уголовном судопроизводстве России, нельзя не затронуть проблему, связанную с недостаточным использованием в превентивных целях органами предварительного расследования и правосудия возможностей глобальной компьютерной сети Интернет и информационно-правовых систем «Кодекс», «Гарант», «Консультант Плюс».

К числу наиболее перспективных направлений в профилактической деятельности органов  предварительного  расследования  и  правосудия следует отнести  также организацию надлежащего взаимодействия с представителями религиозных конфессий.

Начало этому было положено во времена реформирования уголовно-исполнительной системы России. Именно тогда религиозные конфессии получили возможность участвовать в ресоциализации и духовно-нравственном вос­питании не только осужденных, но и обвиняемых, содержащихся в следственных изоляторах. Вместе с тем полагаем, что деятельность представителей религиозных конфессий не должна ограничиваться воздействием только на обвиняемых, заключенных под стражу.

С этой целью можно было бы использовать такие профилактические способы воздействия как:

  1. доверительная беседа с подозреваемым (обвиняемым) при участии специально приглашенного для этого священнослужителя;

  2. разъяснение подозреваемому (обвиняемому) степени действительно причиненного вреда (т.е. не только материальной, но и моральной его составляющей для потерпевшего);

  3. объяснение того, что чистосердечное раскаяние может смягчить наказание и облегчить его душевные страдания и т.д.

При этом особое внимание надлежит уделять вопросам взаимодействия органов предварительного расследования, а также судебных органов с представителями различных религиозных конфессий по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. Для этого весьма важно налаживание контактов с русским православным духовенством с целью приобщения подростков, совершивших преступление, к традиционной русской духовной культуре, жизни церковно-приходских школ и гимназии, где они могут пообщаться со сверстниками и приобрести духовных наставников.

В настоящее время православное духовенство занимает в этом отношении достаточно активную позицию, что весьма благоприятно для проявления аналогичной активности со стороны правоохранительных и судебных органов. Вместе с тем, подходить к этому вопросу надо крайне осторожно, не забывая о том, что согласно ст. 28 Конституции РФ (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 г. № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 г. № 7-ФКЗ), «каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой».

Не менее важным на данном этапе является привлечение к профилактике преступлений несовершеннолетних также представителей различных общественных организаций, в том числе благотворительной направленности, в частности, GREENPEACE, провозглашающей защиту окружающей среды и гуманное обращение с животными, Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, Международного историко-просветительского правозащитного благотворительного общества «Мемориал» и т.д.

Положительный опыт ряда регионов Российской Федерации показал, что одной из наиболее эффективных форм такого взаимодействия является участие сотрудников правоохранительных структур, судебных органов, представителей духовенства, местных администраций, различных общественных организаций, ветеранов Великой отечественной войны и труда, деятелей науки и искусства в совместных выступлениях перед молодежной аудиторией.





Пользовательского поиска




в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru