Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
все журналы по темам оглавление № 38 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


БОРЬБА С ЧУМОЙ. ГЕРОИ ДОЛГА
На форте "Александр I". Тарбаганья чума в Маньчжурии


Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Борьба с чумой. Форт "Александр I" - начало

Эпидемии и болезни прошлого - чума

Забытые болезни


I. Герои долга. На Форте "Император Александр I".
(очерк И.М. Эйзена, 1907 год)


В мартирологе науки прибавилось в этом году еще одно светлое имя жертвы долга. Имя это - Мануил Федорович Шрейбер.

Биография покойного так же коротка, как и сама его жизнь: молодой врач, состоявший в 11-м Восточно-Сибирском стрелковом полку, был прикомандирован к Императорской военно-медицинской академии. Но пытливый дух не укладывался в эти рамки, в которых живет и работает масса врачей. Всецело отдавшись науке, М. Ф. Шрейбер самоотверженно посвятил себя наиболее опасной ее области, наиболее сложной и наиболее обещающей массовое  избавление  человечества от тягчайшего  его бича – бактериологическим работам над живыми культурами чумы. Вступив в борьбу с «черной смертью» (средневековое народное название чумы), он взглянул ей прямо в лицо и продолжал пытливо вглядываться в ее губительные силы, пока окончательно не помутнел его взор.


борьба с чумой - герои долга - доктор Шрейбер, умерший от чумной пневмонии
Борьба с чумой - герои долга. Доктор Мануил Федорович Шрейбер, умерший от чумной пневмонии на форте "Александр I"

Форт «Император Александр I», темной каменной твердыней высящийся в водах Финского залива, невдалеке от Кронштадта, - вот та почва, на которой ведут ожесточенную борьбу с чумой герои-врачи.
Это поистине борьба не на жизнь, а на смерть.

Только в дальней Индии - в Бомбее, да у нас, в России, имеются  два врачебных пункта-лаборатории,  извлекающие из самого яда чумы, из ее живых кулътур, путем разводок бацилл, целительную сыворотку, спасшую уже тысячи людой от неминуемой гибели.

У нас работы эти совершенно изолированы от остального мира. Мимо старого форта шумливо проходит кипучая жизнь: на горизонте проплывают тысячи судов в дальние моря и земли, на смену им спешат оттуда новые люди, на новых судах, и вряд ли кто из них догадывается, что за ожесточенная борьба идет на этом форте, в его скрытых от постороннего глаза лабораториях, борьба за их жизнь и благоденствие, приводящая к гибели незаметных, малоизвестных борцов.


борьба с чумой - герои долга - крематорий для сжигания чумных трупов
Борьба с чумой - герои долга. Крематорий для сжигания чумных трупов на форте "Александр I"

Скончавшийся 17 февраля с. г. М. Ф. Шрейбер - уже вторая жертва долга на форте «Император Александр I». В 1904 году скончался заведующий лабораторией доктор В. И. Турчинович-Выжникевич, теперь снова поредели ряды героев этого форта.

Те немногие, кто был в этом святилище науки, кто видел, с какой осторожностью ведутся там эти смертельно опасные работы, кто знает, как сложны и трудны эти работы. как медленно, шаг за шагом, ведется эта борьба с заразным началом и его детальное изучение, - могут засвидетельствовать, что такие печальные события, как эти две смерти, представляют результат только особо несчастной случайности, почти неизбежной при микроскопических работах.

Препарируя труп животного - лошади, обезьяны, кролика, морской свинки, тарбагана (особого вида грызуна, водящегося в степях Забайкалья и Монголии) и т. д., только что издохшего от привитого (для опытов) чумного заражения, врач каждый момент рискует заразиться от малейшего проникновения чумного яда в организм через малейшую царапину, в особенности на руках. Это наиболее частый случай заражения.

Но если сами врачи-бактериологи на форте ничем не защищены от заражения, постоянно дыша отравленной чумным ядом атмосферой и в лаборатории, и в стойлах, где стоят зараженные культурами чумы лошади, из которых добывают кровь, доставляющую целителъную сыворотку; если отчасти рискует заразой весь немногочисленный персонал служащих на форте - фельдшеров, конюхов и сторожей, - находящийся вне заразного района (в заразную часть лаборатории на форте допускается лишь очень ограниченное число фельдшеров и служителей), то весь внешний мир в совершенной безопасности от занесения заразы.

Даже в спокойное, «здоровое» время ни один человек, не принадлежащий к штату служащих, не имеет права оставаться после захода солнца на форте; врачи получают через известные промежутки времени право поехать повидаться с своими родными и семьями; доступ посторонних лиц крайне ограничен. Каждого постороннего, вступающего на территорию форта, встречает жандарм, требующий пропуска.

При малейшем подозрении в появившемся заболевании, на форту немедленно устанавливается карантин. Сообщение с людьми и доставка провианта и всяких предметов, производимая из Кронштадта при помощи специального парохода, а зимой прямо по льду, приостанавливаются: все присылаемое оставляется «зачумленным» перед фортом, и служители форта являются за доставленным, когда уже исчезнут вдали силуэты привезших им жизненные припасы.


борьба с чумой - герои долга - доставка продуктов докторам и больным чумой
Борьба с чумой - герои долга. Доставка продуктов на форт "Александр I"

В самом же форте имеется еще внутренняя изоляция. Подозрительный больной, чуть только имеются серьезные симптомы, помещается в особом изоляционном отделении, откуда буквально ни мухе не пролететь, ни мыши не пробежать. Герметические двери и затворы делают эту огромную изоляционную комнату непроницаемой. Пищу подают в маленькое окошко, проделанное в двери и открывающееся в другую соседнюю комнату, где находятся врач и фельдшер, дежурящие при больном. К больному входит только врач.

Это поистине склеп, откуда выносят, но не выходят. Чума редко выпускает жертву из своих когтей.

Болезнь длится обыкновенно недолго. Доктор М. Ф. Шрейбер промучился три дня. Сам он поставил над собой диагноз – пневмонию - и сам опытным глазом следил, как чумной яд проникал в его организм и разрушал его. Сознательная смерть героя.

Унеся одну жертву, чума грозила выхватить из тесных рядов врачей на форту еще одну: только что прервалась страдальческая жнзнь М. Ф. Шрейбера и сожжен был в кремационной печи его прах (во избежание распространения заразы не только тела умерших на форту людей, но и трупы павших от заразы животных сжигаются), как заболел бубонной формой чумы товарищ покойного, также военный врач - врач 4-го Кавказского стрелкового батальона Лев Владимирович Подлевский.


борьба с чумой - герои долга - врач, заболевший бубонной чумой
Борьба с чумой - герои долга. Врачи, ухаживавшие за доктором Л.В. Подлевским, заболевшим бубонной чумой

Сначала предположили. что Л. В. Подлевский заразился при вскрытии трупа М. Ф. Шрейбера, но профессор В. В. Подвысоцкий, директор Императорского Института экспериментальной медицины, в ведении которого находится лаборатория на форте, высказал еще другое предположение, а именно - что наблюдаемые у больного врача явления могли быть вызваны реакцией организма после произведенных ему в большом количестве предохранительных прививок, как это и наблюдалось в 1904 г., когда были сделаны такого рода прививки всему персоналу лаборатории по случаю обнаруженного там чумного заболевания д-ра Турчиновича-Выжникевича.

К   счастью,   оказалось   правильным   второе   предположение, и   доктор  Л.  В.   Подлевский   стал   выздоравливать.   Дружными усилиями товарищей - заведующего лабораторией Н. М. Берестнева, 1-го помощника его И.3. Шурупова и  И.И. Шукевича,  благодаря той  же  предохранительной   противочумной   сыворотке,   которой было впрыснуто больному за один день 300 кубич. сантиметров, удалось отстоять жизнь самоотверженного Л. В. Подлевского.


борьба с чумой - герои долга - доктор Подлевский выздоравливает после чумы
Борьба с чумой - герои долга. Доктор Л.В. Подлевский, заболевший бубонной чумой и выздоровевший

Мученическая смерть доктора М. Ф. Шрейбера и тревожные вести о ходе болезни доктора Л. В. Подлевского приковали на несколько недель интерес всего просвещенного мира к этому еле заметному каменному форту, где свято работают и свято умирают незаметные герои долга.

Теперь все уже снова стихло, опасность чумной заразы миновала. Тихо плещутся волны о каменные массивы разоруженного военного форта, примененного для истиной, едннственно допустимой войны - со злом, с губительным заразным ядом чумы.

Но общество, все культурные люди должны вечно помнить и чтить этих героев. Каждый проплывающий мимо форта  должен знать, что это - твердыня жизни и благоденствия людей, что это - истинная обитель, где не спасаются, а спасают, где неустанно работают герои долга, забыв любовь к свободе, привязанности к близким ради одной святой цели самоотверженного служения на пользу ближнего.




II. Герои долга. На Дальнем Востоке - тарбаганья чума в Маньчжурии
(очерк доктора В. Бочкарева)


В настоящее время, когда медицина проникла в жизнь микроскопического мира всякого рода бацилл и бактерий, эпидемии контагиозного характера не имеют уже той беспощадности и распространяемости, как в добактериологическое  время.

Теперь мы знаем и пути распрострапения эпидемий, и жизненные свойства их заразного начала, а потому и наши меры в борьбе с ними являются более действительными и строго осмысленными, будучи освещены научным опытом бактериологических данных.

Но ужас перед чумой держится в той же степени, и недаром «чума» считается в народе самым ужасным эпитетом. Этот преемственный ужас понятен, если вспомнить о тех ужасных эпидемиях чумы, которые местами уничтожали целые города и области. На основании исторических данных можно предполагать, что чума еще за несколъко столетий до Р. X., под именем «моровой язвы», периодически наблюдалась в Египте и Сирии. Где родина чумы - вопрос не решен, во всяком случае, большинство исследователей считают Азию материком, с которого чума распространяется на Европу. С VІ столетия чума (Юстиниан, 531-850 гг. Р. Х.), собственно, начинает свою точную историю, и с этого времени история отмечает ряд эпидемий ее. В XIV столетии чума достигла ужасного распространения и силы. Европа за это столетие потеряла от чумы около 30 миллионов жителей, что составляет одну четверть тогдашнего населения Европы.

В Россию проникла чума в 1350 г., обнаруживаясь в различных полосах ее. В XIX веке чума в Европе проявлялась в заметно более слабой степени, чем в предшествующие века, и пандемии чумы, - говорит недавно скончавшийся известный бактериолог профессор Габричевский, - при современных условиях цивилизации почти невозможны.

Чума вспыхивает повсюду и свила себе постоянное гнездо на дальней окраине, в Монголии и Забайкальской области, где ее стали наблюдать с 1888 года. С этого времени она периодически повторялась в соседних с Монголией станицах Забайкальской области в 1889-1891, 1894 и 1899 гг., как видно из работ докторов Бессера, Белявского, Решетникова и др.; ими же впервые установлена связь чумных заболеваний у людей с заболеваниями грызунов-тарбаганов.

В 1905 г. была вспышка чумной эпидемии на Джалайнорских копях Восточно-Китайской ж. д., окончившаяся тринадцатью смертными случаями, описанная доктором Н. Н. Клодницким. В истекшем 1906 году эпидемия чумы снова вспыхнула в поселке Абагайтуте, Забайкальской области, расположенном в 35 верстах от ст. Маньчжурия и в 17 верстах от ст. Джалайнора, Вост.-Кит. ж.д., и окончилась девятью смертными случаями: семь в Абагайтуте и 2 в железнодорожной больнице ст. Маньчжурия. Такое близкое появление чумы у железнодорожного узла великого сибирского пути  заставило местные власти принять самые энергичные меры, благодаря которым, а также и местным климатическим условиям, в связи с отсутствием эпидемии на тарбаганов и знакомством жителей с противочумными мерами, вспышка была локализована и закончена таким незначительным количеством жертв.

Самое деятельное участие в борьбе с эпидемией принимала санитарно-исполнительная комиссия на ст. Маньчжурия, под председательством бактериолога Бессера, в число членов которой, кроме железнодорожных и командированных военных врачей, вошли представители местных учреждений.


борьба с чумой - герои долга - тарбаганья чума в Маньчжурии
Борьба с чумой - герои долга. Санитарно-исполнительная комиссия по борьбе с тарбаганьей чумой на станции Маньчжурия, Китайско-Восточной ж.д., Забайкальской области

Ввиду возможности новой вспышки эпидемии и близости этого района к путям сообщения с Европой, генерал-губернатором Маньчжурии учреждены два наблюдательно-бактериологических пункта на Дальнем Востоке. В отряде имеются два военных врача с дезинфекционными отрядами, на обязанности которых лежат, кроме предупредительных мер на случай появления подозрительных по чуме случаев, вообще изучение причин и путей заноса этой болезни.





Пользовательского поиска




в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru