Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
журналы по темам оглавление  № 36  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1904-1905 г.г.
(война с Японией)
(продолжение, начало январь-февраль 1904 года в № 31 - перейти, март 1904 года в № 32 - перейти , апрель 1904 года в № 33 - перейти , май 1904 года в № 34 - перейти и июнь 1904 года в № 35 - перейти)

ТЕЛЕГРАММЫ С ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА (с фронтов русско-японской войны) - июль 1904 года


Примечание: по ссылкам открываются фотографии, таблицы, карты и прочий дополнительный материал

русско-японская война люди войны порт артур эскадра порт артура владивостокская эскадра
японский флот война на море война на суше китай
корея япония вторая тихоокеанская эскадра

Русско-японская война. 1-го июля 1904 года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

На южном фронте 30-го июня, утром, была произведена усиленная разведка в долине реки Цинсахэ, правого притока Кантахэ, отрядом полковника Леша. В долине Цинсахэ, в окрестностях Цзицзятуня, верстах в шести на северо-восток от Гайчжоу, были захвачены врасплох на двух биваках 5-6 батальонов японской пехоты и до пяти эскадронов кавалерии. Огонь, открытый нашими орудиями, и залпы стрелков заставили противника отступить в беспорядке в долину Кантахэ и к Гайчжоу. Пущенные для преследования противника лавой сотни были задержаны труднопроходимой местностью.

К 10 часам утра, по дороге из Гайчжоу, в долину Цинсахэ, начал выходить отряд неприятеля, силою около двух полков пехоты с артиллерией и до шести эскадронов конницы. У нас ранено около 10 нижних чинов.

Разведками нашей конницы установлено, что ближайшие к нам части противника, в направлении береговой дороги Гайчжоу-Инкоу, находятся в окрестности Саньгойши. Наш разъезд, подходя к крайней западной оконечности Гайчжоуских высот, имел перестрелку с японцами, скрывшимися за стеной, к которой они подпустили на близкое расстояние наш разъезд, не обнаруживая себя. У нас убито четыре и ранен один нижний чин, лошадей убито четыре и ранено три.

Того же числа инженер, капитан Санников, обрекогносцировал видневшиеся укрепления японцев на высотах к северу от Гайчжоу, между линией железной дороги и селением Годзятунь. На высотах между железнодорожным путем и большой мандаринской дорогой из Гайджоу в Дашичао, капитаном Санниковым усмотрены были три батареи, один редут и более десяти пехотных окопов, на роту каждый; башня у дороги окружена окопами; к востоку от мандаринской дороги обнаружена одна батарея у дороги; далее же на восток к Годзятуню укреплений не было открыто. Ночь на 1-е июля прошла спокойно.

На направлении Хайчен-Далин нашими охотниками 30-го июня было замечено передвижение двух японских рот от Сяокушаня вперед к Мангоу; по дороге и по склонам гор японцы устроили засаду нашим охотникам, но были обнаружены. На направлении Саймацзы-Ляоян, в 12-ти верстах к югу от с. Мицзы японская застава, поддержанная хунхузами, была сбита головными частями нашего отряда; перевал к селению Фанцзапудзы оказался свободным и наш авангард занял селение. Когда главные силы отряда поднялись на перевал, японцы предприняли энергичное наступление против нашего правого фланга; наши конно-саперная и охотничья команды, направленные на левый фланг и тыл противника, заставили японцев поспешно отойти назад. Дело это началось в 1 ч. 45 мин. дня и окончилось в 2 ч. 30 мин. дня. В самом начале дела был ранен генерал Реннекампф в ногу навылет; убит Тверского драгунского полка ротмистр Цедерберг, ранены: есаул Поповицкий в голову и есаул Алласов – тяжело в печень; казаков и охотников ранено тринадцать, из них пять тяжело; лошадей убито восемь, ранено одиннадцать. Генерал Реннекампф остался в своем отряде.

Русско-японская война. 2-го июля 1904 года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

   Утром 1-го июля японский отряд предпринял наступление по долине Ердаофаншен к Лицзятуню. Противник располагал сначала двумя, потом четырьмя орудиями, которым, вследствие огня нашей заставы у Лицзятуня, стать на позицию не удалось. Наши разъезды, направленные к Годзятуню, обнаружили на высотах к северу и югу от этого селения довольно значительные неприятельские силы, причем девять орудий были усмотрены на батарее, возведенной на вершине к западу от Годзятуня в деревне Циншилинпу; на впереди лежащих высотах была обнаружена неприятельская пехота, по которой открыли огонь наши орудия от Потайцзы, что приостановило передвижение противника. В течении 1-го июля были произведены нашим арьергардом усиленная разведка по мандаринской дороге и вдоль линии железной дороги. По нашим разведочным отрядам противник открыл огонь из трех батарей, возведенных на высотах между мандаринской и железной дорогами, выяснив тем свое определенное расположение. Около полудня японский батальон начал наступление вдоль линии железной дороги и остановился верстах шести от станции Гайчжоу, а к вечеру отошел к Саньгойши.   

Лазутчики показывают, что значительный отряд противника занимает Мугую, в шести верстах от Кутяцзы по дороге на Сяхотан.

На Далинском перевале за 1-е июля  перемен не было. Передовые   части  противника занимают  линию с юго-запада  на северо-восток Пайдзяпудза-Ходинзы-Сяокушан-Хею (высота с отметкой  328),  верстах в шести на юго-запад от перевала Пханлик и (высота 393,2) к западу от  Намаю.  1-го июля в окрестностях Хею наша конная охотничья команда имела перестрелку с японской   передовой ротой,  отошедшей к Танагоу. У нас потерь не было. Также была перестрелка у Намаю  нашего дозора с  японской  заставой.  По  показаниям лазутчиков, у Намаю  на Фынхуанченской дороге находится японский отряд, силою три батальона, два эскадрона и шесть горных орудий, значительные же силы противника   сосредоточены   в   окрестностях   Ланьсаньгуана. Перевалы Уфангуан и Сяокаолин японцами укрепляются и заняты отрядами  силою  до  одного-двух батальонов каждый. На передовых постах происходили перестрелки без потерь для нас.


Русско-японская война.  3-го июля 1904 года

Телеграммы генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

I.

В течение 2-го июля наши конные охотники оттеснили неприятельский пост, занимавший селение Хуанцичан на береговой приморской дороге из Гайчжоу в Инкоу. Ночь на 3-е июля прошла спокойно. 2-го июля была произведена усиленная разведка в направлении на селение Мугую, верстах в 14-ти к юго-востоку от Танчи. Встреченная на перевале у Мугую японская застава, силою в 30 человек, отошла к Сяхотану. С перевала была проведена разведка на Хешингоу и Сяхотан. У Сяхотана были обнаружены две роты японцев, которые отошли на Хуантунлин, верстах в 4-х на юго-запад от Сяхотана. У Хешингоу оказался небольшой отряд противника. У селения Хупейю и западнее Сяхотана противником подготовлены позиции на отряды около двух батальонов пехоты с 4 или 6 орудиями. В перестрелке, сопровождавшей разведку, ранены хорунжий Смирнов и три казака, все легко. В районе Паншипфузы-Циэрлгоу-Лиусуцзай обнаружено значительное число неприятельских разъездов. На восток до селения Сингоу, в 16 верстах к югу от Симучена, японцы не обнаружены. Генерал Мищенко свидетельствует о выдающейся деятельности войскового старшины Бычкова, есаула князя Карагеоргиевича, командовавших передовыми сотнями. На Далинском направлении 2-го июля неприятель, силою до двух рот, после перестрелки с охотничьей командой занял Пханлинский перевал, продвинув свои передовые посты до Пханцзяпуцза, в 14-ти верстах на восток от Симучена. Близ Сяокушаня замечены передвижения отдельных партий   противника.   По показаниям лазутчиков, у Сунтодзы, в 5-ти верстах к юго-востоку от Сяокушаня, на ноч собираются четыре-пять тысяч японской пехоты с 10-ю или 15-ю горными орудиями и небольшое число конницы; с рассветом большая часть пехоты с горными орудиями уходит в горы. На Далинском перевале, по свидетельству лазутчиков, до 3.000 японцев и небольшой провиантский склад. У Вандзяпудзы до 4.000 пехоты и большой склад продовольствия. Противник продолжает укреплять промежуточные перевалы между Фэньшуйлином и Модулином. На направлении Саймацзы-Ляоян противник очистил Сикеян и Янлигоу вблизи Фанцзяпуцзы. Раион от Сяосыра до перевала Сыгоулин также свободен от противника. Самый перевал Сыгоулин занят японским передовым отрядом.

II.

Ввиду официального донесения генерала Оку о деле 26-го июня у Гайчжоу, представленном им, как о победе над русской армией, штаб Манчжурской армии доносит подробности этого арьергардного дела. В ночь на 25-е июня небольшими нашими отрядами были заняты: позиция в одной версте севернее Гайчжоу, перевал Шуанлунсы, ст. Гайчжоу и Цаоцзятунь.

В 4 часа утра противник открыл канонаду и по всей линии перешел в наступление, стремясь обойти левый фланг позиции у Гайчжоу. Силы его можно было определить до четырех дивизий. Согласно указаний начальника отряда, наш арьергард стал медленно отходит от Гайчжоу на позицию у перевала Шуанлунсы, по достижении которого было приказано отходить и отрядам, занимавшим ст. Гайчжоу и Цяоцзятунь.

Для принятия Гайчжоуского арьергарда была занята позиция на высотах у Махунцзуйцзы, под прикрытием которой отошли к северу все арьергарды.

Сколько-нибудь серьезное дело имел лишь один батальон. Все части, согласно с полученными своевременно приказаниями, заставляли противника развертываться и затем, не ввязываясь в бой, в полном порядке отходили на назначенные им на ночь позиции и биваки в Инкоу. Ночь на 3-е и до полудня 3 июля на фронте было спокойно.

2 июля генерал Мищенко с 6 ротами, 8 сотнями, конно-горной батареей и 2-ми конными орудиями произвел усиленную разведку в направлении на селение Мугую, верстах в 14-ти к юго-востоку от Танчи; отряд на перевале у Мугую встретил японскую заставу, силою в 30 человек, которая отошла к Сяхотану; с перевала двумя с половиной сотнями и двумя ротами была поведена разведка на Хешингоу и Сяхотан. У Сяхотана были обнаружены две роты японцев, которые отошли на Хуантунлин. У Хешингоу оказался небольшой отряд противника; у селения Хупейю и западнее Сяхотана противником подготовлены позиции на отряды около двух батальонов пехоты с 4-мя или 6-ю орудиями. В перестрелке, сопровождавшей разведку, ранены хорунжий Смирнов и 3 казака, все легко.

В районе Паншипфузы-Циерлгоу-Лиусуцзай обнаружено значительное число неприятельских разъездов. На восток до селения Сингоу японцы не обнаружены. Генерал Мищенко свидетельствует о выдающейся деятельности войскового старшины Вычкова, есаула князя Карагеоргиевича, командовавших передовыми сотнями, и о энергичной работе 1-го батальона Семипалатинского пехотного полка.

На Далинском направлении 2 июля неприятель силою до 2 рот, после перестрелки с охотничьей командой, занял Пханлинский перевал, продвинув свои передовые посты до Пханцзапудзы; в долине Манюхе и близ Сяокушаня замечены передвижения отдельных партий противника. По сведениям, у Сунтодзы на ночь собираются 4-5 тысяч японской пехоты с 10 или 15 горными орудиями и небольшое число конницы; с рассветом большая часть пехоты с горными орудиями уходит в горы. На Далинском перевале до 3-х тысяч японцев и небольшой провиантский склад; у Вандзяпудзы до 4,000 пехоты и большой склад продовольствия.

На восточном фронте перемен нет. Противник продолжает укреплять промежуточные перевалы между Феньшуйлином и Модулином. На направлении Саймацзы-Ляоян противник очистил Сихеян и Янлигоу. Район от Сяосыра до перевала Сыгоулин также свободен от противника; сам перевал Сыгоулин занят японским передовым отрядом.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.

III.

В ночь с 2-го на 3-е июля наша пластунская команда заняла высоту севернее Яолиньцзы. Утром, 3 июля, на эту высоту японцы направили около полуроты пехоты, которая после нескольких наших залпов повернула назад; около 12 часов дня противник занял высоту южнее Махунцзуйцзы, одновременно с этим направил отряд силою около батальона с конными на ту же высоту севернее Яолиньцзы и потеснил пластунов; в поддержку им были высланы две другие пластунские команды и одна охотничья команда. Встреченный нашим энергичным и метким ружейным огнем противник поспешно отступил; наш огонь, перенесенный на высоту южнее Махунцзуйцзы, заставил японцев очистить и эту высоту, которая тотчас же была занята пластунами. Оправившись, японцы более значительными силами вновь перешли в наступление, но дойдя до Циншилипу под перекрестным огнем пластунов, они повернули назад и разсеялись в беспорядке, понеся, по-видимому, некоторые потери.

В ночь со 2-го на 3-е июля сборная команда пеших охотников, высланная для разведки в долину реки Цинсахе, обнаружила, что Гаоцзятун и окрестные селения очищены противником. Высоты левого берега Цинсахе, в окрестностях Сяо-Хунципу, оказались занятыми японскими сторожевыми заставами, стрелявшими по нашим охотникам, но не причинившими потерь. 4 июля охотники и пластуны, заняв высоты восточнее Маолиньгоу, открыли огонь по японской пехоте и кавалерии, двигавшимся от Гаоцзятуня на Шэньцзятун в долине Цинсахе. Им отвечала четырехорудийная японская батарея, расположенная западнее Годзятуня; у нас ранен студент 5-го летучего отряда Красного Креста Тараканов.

Ночью на 4-е июля и до полудня этого числа в долине Цинсахе обнаруживалось присутствие значительного числа неприятельских разъездов; путь к Сяхотану японцами занят не был.

На Далинском направлении в ночь со 2 на 3-е июля японцы очистили Пханлинский перевал, и передовые их посты расположились в 2-х верстах юго-восточнее Пханлина. Разведками охотничьей команды и казаков, занявших Пханлинский перевал, противник в направлении от Хуанхуню к Жиндзяпудзы не обнаружен. Перевал Сяокаолин и высоты с кумирней к югу от него заняты довольно сильным японским отрядом. При разведке этого перевала один стрелок был убит и один ранен.

В направлении Ляоян-Саймацзы 1 июля в окрестностях Пусигоу, вблизи Фандзяпуцзы, был обнаружен бивак японцев; в перестрелке со снявшимся с бивака батальоном и двумя эскадронами были убиты 4 японца, у нас потерь не было. Другой наш отряд, в составе одной роты с полусотней, подойдя к Гунсунгоу, былъ встречен залпами занимавшей Гунсунгоу пехотой противника; у нас убит один казак.

2 июля разъезд казаков обнаружил небольшой отряд японской пехоты на Ганьгоуулинском перевале, верстах в 20-ти к югу от Хуаньженьсяня; после нескольких выстрелов с нашей стороны японцы ушли в горы.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 4-го июля 1904  года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

На восточном фронте, после занятия армией Куроки перевалов Феньшуйлинского хребта, наши сведения о её силах и расположении были в общем недостаточны; по некоторым сведениям - она усилилась и даже Куроки притянул к ней с направления на Саймадзы часть сил, там находившихся; по другим сведениям - происходило передвижение войск к Далинскому перевалу и к Сюяню; было даже получено указание, что свою главную квартиру Куроки из Цхахегоу перенес в Туинпу.

По последовательно собираемым сведениям и на основании разведок, составилось предположение, что главные силы противника сосредоточены в окрестностях Ляньшаньгуаня, а авангарды утвердились на перевалах Сяокаолин, Уфангуан, Синкайлин, Лахолин,  Папанлин,  а также и на перевале Сыбейлин, верстах в 4-х к северу от этапной дороги, на одной высоте с Сяокаолином. На 4-е июля было назначено, для выяснения сил противника, наступление против неприятельских позиций по направлению к Ляньшаньгуаню. Генералу графу Келлеру указано было не задаваться целью овладеть перевалами, а действовать в зависимости от обнаруженных боем сил противника. Левая колонна в составе 3-х батальонов была направлена на Сыбейлинский перевал, средняя колонна под начальством генерал-майора Кашталинского силою в 14 батальонов с 12-ю орудиями назначалась для атаки перевала Сяокаолин, высот с кумирней и перевала Уфангуан, правая колонна из одного батальона должна была занять перекресток дорог, ведущих на перевалы Синкайлин и Лахолин для обеспечения правого фланга колонны генерала Кашталинского. Общий резерв был оставлен у Тхавуана и часть сил занимала тхавуанскую позицию.

В 10 час. вечера 3-го июля голова колонн миновала Тхавуан; к 11-ти часам вечера 3-го июля батальон 22-го полка штыками сбил японскую заставу у перекрестка дорог на перевалы Лахолин и Синкайлин. Дальнейшие точные подробности происшедшего затем боя пока не выяснены, но общий ход его, согласно телеграфных донесений генерала графа Келлера, представляется в следующем виде: перевалы с кумирней и Сяокаолин японцы за ночь очистили, оставив там лишь заставы. К рассвету колонна генерала Кашталинского заняла эти перевалы, сбросив японские заставы. Около 5 часов утра 4-го июля японцы в значительных силах, с многочисленной артиллерией заняли Уфангуанский перевал и горные массивы южнее его. На фланге колонны генерала Кашталинского с этой позиции, равно как с гребня гор, лежащих к востоку от высот с кумирней, противником был развит весьма сильный ружейный и артиллерийский огонь по нашим войскам. Генерал Кашталинский для занятия горного массива выдвинул из своего частного резерва первоначально один, а затем еще три батальона, но попытка овладеть им не удалась, невзирая на огонь конно-горной батареи, ибо полевые орудия, по условиям местности, не могли быть введены в дело. Около 8-ми часов утра генерал граф Келлер, наблюдавший за ходом боя у Тхавуанской башни, счел необходимым переехать в колонну генерала Кашталинского, выдвинув из общего резерва три батальона на высоты у кумирни. Дабы удержаться на занятых уже позициях, в виду напора противника, требовалось дальнейшее немедленное подкрепление резервами войск, введенных в бой. Между тем позиции эти по своему положению не представлялись выгодными. Прибывший в передовую линию генерал граф Келлер определил силы противника настолько значительными, сравнительно с нашими, что решил боя не продолжать и резервов ни частного, ни общего не расходовать; в особенности ввиду того, что при дальнейшем наступлении приходилось бы вести атаку без содействия полевой артиллерии. Поэтому генерал граф Келлер около 10 часов утра решил отвести войска назад, на прежние позиции на Янзелинском перевале. Войска отошли медленно, шаг за шагом, в полном порядке, под прикрытием огня вызванной на позицию полевой батареи.

Около полудня обозначилось наступление противника в направлении на правый фланг янзелинской позиции, причем у селения Чудяпуза, верстах в 4-х к югу от Тхавуана, снялась японская горная батарея, которая после 34-х выстрелов 3-й батареи 3-й бригады, поставленной в седловине южнее перевала Янзелин, была окончательно вынуждена замолчать. К 3-м часам пополудни бой прекратился, войска возвратились к Тхавуану, наступление японцев было остановлено перед долиной реки Ланхе на передовой занятой и удержанной нами позиции.

Вследствие бессонной ночи и крайне знойного дня, наши войска были очень утомлены, проведя на ногах в деле подряд более 15-ти часов. Потери точно не выяснились, но генерал граф Келлер доносит, что они достигают цифры свыше 1.000 человек, причем особенно пострадал молодецкий 24-й полк. Генерал граф Келлер отмечает особо выдающиеся деятельность, мужество и спокойствие, проявленные командирами 24-го полка полковником Лечицким и Елецкого полка полковником Порай-Кошицем, который был ранен серьезно в ногу, но до конца боя оставался в строю.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 6-го июля 1904 года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

На южном фронте в течении 4-6 июля особых перемен не произошло. 5 июля с пяти часов пополудни обнаружилось наступление значительных сил японцев к Сихеяну, на дороге из Ляояна в Саймадзы, против нашего отряда. После двухдневного боя последний отходит в направлении к деревне Гуцзяцзы, восточнее Аньпина.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 7-го июля 1904 года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

В районе армии особых перемен не произошло. В ночь на 6-е июля нашей охотничьей командой с партией казаков сделано было нападение на японскую заставу, расположившуюся в фанзе у селения Худянза, в 16-ти верстах к юго-востоку от Тхавуана. 21 японец были переколот штыками, небольшая же часть заставы успела через окна убежать в горы, но была встречена огнем японской же роты, спешившей на выручку. Из захваченных фуражек и других предметов видно, что застава состояла из людей 4-го гвардейского полка. У нас убит 1 стрелок и ранено 4.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 8-го июля 1904 года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

На южном фронте, на высотах к северу от Гайчжоу, японцы продолжают возводить полевые укрепления. Разведками нашими подтверждается присутствие значительных сил противника в долине Кантахе к востоку от Гайчжоу. 6 июля наши охотники под начальством поручиков Арешева и Завинова выбили японскую роту из селения к югу от Кутяцзы.

На восточном фронте 6 и 7 июля противник наступления не предпринимал.

В ночь на 4-е июля при выполнении нашего наступления на этом фронте на отряд полковника Цыбульского возложено было овладение Сыбейлинским перевалом, в 4-х верстах севернее Сяокаолинского перевала. В 4 часа утра отряд этот занял малый Сыбейлинский перевал и повел наступление на главный перевал того же наименования, занятый длинными цепями японцев, которые открыли сильный ружейный огонь и затем сами перешли в наступление. Несмотря на выяснившееся при этом значительное превосходство в силах противника, полковник Цыбульский встретил его контр-атакой. Японцы не выдержали удара и отошли вновь на главный перевал.

В 7 часов утра японцы атаковали левый фланг отряда, но и тут были отбиты с большим уроном. Вторичная атака японцев на фронт также не удалась, и они опять отошли на главный перевал. Мы удержались на занятой позиции и только во исполнение приказания об общем отходе всех частей полковник Цыбульский отвел свой отряд назад.

В этом деле отряд потерял убитыми поручика Юдина и 46 стрелков и ранеными капитана Михайлова штабс-капитана Артемьева, поручиков Ортажевского и Лукина и 11 нижних чинов; без вести пропало 6 человек.

5 июля хорунжий Шахович отбил у Тинтейи (верстах в 25 к югу от Тхавуана), японский транспорт с зерном, соломой и подковами, шедший с небольшим конвоем.

Против нашего отряда на Мукденской дороге авангад японский, силою до 2-х батальонов с пулеметами, 6 июля повел наступление от Сыгоулинского перевала. Наши сотни в пешем строю упорно задерживали противиика, постепенно отходя к Сяосыру; при этом у нас убит 1 и ранено 13 казаков. Противник, наступавший густыми колоннами, понес значительные потери под нашими залпами.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 9-го июля 1904 года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

На южном фронте и на путях от Сюяна все спокойно и перемен нет. По моему приказанию, 8 июля произведено наступление от Тхавуана на востоке вдол этапной дороги к Чиндяпуза и на юг вдоль по долине реки Ланхе к Суятямза. По достижении указанных пунктов в ночь на 9-е июля производились разведка и тревожение противника мелкими частями. Утром 9 июля началось дальнейшее наступление. Передовые посты противника отошли к своим полевым укреплениям на горах к востоку от дороги, ведущей из Макухенза к перевалу Лахолин. В 9 час. 30 мин. утра наша батарея открыла огонь по перевалу с кумирней. Начавшие наступление наши роты продвинулись вперед вдоль этапной дороги версты три-четыре, но противника в этом пространстве не встретили. Дальнейших донесений после полудня 9 июля не поступало.

8 июля неприятель силою до 3-х батальонов занял Сяосыр, откуда направил свои передовые части по левому берегу Тайцзыхе.

7 июля по нашему транспорту раненых, шедшему вблизи Бенсиху, долиной реки Тайцзыхе под флагом «Красного Креста», был открыт огонь с левого берега реки, по-видимому, хунхузами; нашим раненым вреда причинено не было.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 11-го июля 1904 года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

8 июля на южном фронте, в горах к востоку от долины Дачапу, под руководством генерального штаба подполковника Андреева производилась разведка охотниками и казаками. Разведочная партия вступила в близкое соприкосновение с передовыми частями противника, и в горячей перестрелке с японцами был убит штабс-капитан Куакин; ранены легко подполковник Андреев и 3 нижних чина. 9 июля наши охотничьи пластунские команды продолжали производить разведки противника, причем в перестрелках было ранено двое нижних чинов.

8 июля, на Пханлинском перевале, наши охотники открыли огонь по японскому разъезду, убив из состава его двух всадников. За телами убитых были высланы пехотные японские части, вступившие в перестрелку с нашей охотничьей командой и с двумя ротами, прибывшими на подкрепление; всего японцы развернули около двух батальонов, но в решительное наступление не перешли. С нашей стороны один стрелок убит и один ранен. 9 июля мы продолжали занимать перевал Пханлин.

10 июля с 5 с половиной часов утра, японская артиллерия с высоты, к северу от Гайчжоу, открыла сильную канонаду по нашей арьергардной позиции, впереди Дачапу; вслед за этим их пехота, силою до бригады, перешла в наступление; наш арьергард удерживался на своих позициях до 9 часов утра, после чего отошел в полном порядке к Дачапу. Около 9 час. 45 минут утра, 10 июля, к востоку от Гайчжоу, три батальона пехоты противника предприняли наступление из долины Цинсахе в направлении Кусыгоу-Пандяпфуза-Менцзятунь. Дальнейших донесений с юга не получено.

В восточном отряде усиленная разведка, предпринятая генералом графом Келлером, 9 июля, выяснила сравнительно слабое занятие противником перевалов Сяокаолин и Уфангуан, близ этапной дороги. На Мукденской дороге перемен нет; в окрестностях Бенсиху, по левому берегу реки Тайцзыхе располагаются передовые отряды противника, силою до двух батальонов с пулеметами. По имеющимся сведениям, за ними по направлению к Сихеяну и Фанцзяпуцзы эшелонированы довольно значительные силы пехоты противника при 30 орудиях.

Список  гг.   офицеров,  раненых  и убитых в делах с японцами c 21 по 26 июня

21-го июня в делах на перевалах Синкайлин и Лахолин:

Контужен командир 24-го Вост.-Сиб. стр. полка полковник Лечицкий (Платон), ранены: состоящий в распоряжении начальника штаба Маньчжурской армии полковник Поспелов, 24-го Вост.-Сиб. стр. полка подполковник Трахимовский-Гришкевич (Александр), капитан Салаев (Николай), поручики: Марков (Николай), Латкин, Доброславский (Михаил) и Кузин, штабс-капитан Палий (Александр).

Из числа считавшихся без вести пропавшими с 15-го июня, вернулся подпоручик 22-го Вост.-Сиб. стр. полка Купреев.

По дополнительным сведениям, в деле под Ванфангоу 1-2 июня пропал без вести прапорщик Шкуратов.

22-го июня на перевале у кумирни за деревней Хоян: 24-го Вост.-Сиб. стр. полка  легко ранены   штабс-капитан Луцкий (Илларион), подпоручик Платхин (Василий).

22-го июня в перестрелке с японцами впереди деревни Макумензы: ранен  22-го   Вост.-Сиб.   стр.  полка поручик Кухин (Сергей).

22-го июня в перестрелке, в долине против деревни Суятинза: убит 22-го Вост.-Сиб. стр. полка подпоручик Ивашкин (Николай).

13-го и 14-го июня в делах у д. Вандзяпудзы. Остался на поле сражения неизвестно убитым, раненым или пленным: 21-го Вост.-Сиб. стр. полка капитан Ковалевский (Петр). Ранены: 21-го Вост.-Сиб. стр. полка штабс-капитан Петелин (Константин), подпоручик Кириллов (Сергей). 5-го Иркутского Сиб. полка капитан Рейнгардт (Валентин) и прапорщик Жданов (Петр) - остались на поле сражения, неизвестно убитыми, ранеными или пленными. 6-го Енисейского Сиб. полка подпоручик Коварцев (Сергей) - остался на поле сражения неизвестно убитым, раненым или пленным. І-й батареи 1-го Вост.-Сиб. дивизиона прапорщик Бородаевский (Вадим) - контужен. 1-й батареи 6-й Вост.-Сиб. арт. бригады поручик Григорович (Иван) - контужен. 7-го Сиб. казачьего полка подъесаул Водопьянов - пропал без вести.

21-го июня в перестрелках у Сядяня, Паламяцзы, Лиутятырла и Намаю. Без вести пропал 16-го Вост.-Сиб. стр. полка подпоручик Гумыче.

20-го июня в стычке у Намаю. Ранен  прикомандированный  к 7-му  Сиб.  полку Сиб. казачьего войска поручик Книппер (Михаил).

21-го июня в деле на перевале за деревней Хоян 10-го Вост.-Сиб. стр. полка ранены: капитан Ильин (Николай), капитан Хелховский (Владислав), штабс-капитан Якубовский и штабс-капитан Раевский (Николай\

23-го июня на перевале у Сядяня. Ранены: 33-го Вост.-Сиб. стр. полка поручикъ Каменецкий (Николай), 35-го Вост.-Сиб. стр. полка поручик Ягодин (Владимир).

26-го июня в арьергардном бою с японцами в два часа дня убит шрапнелью в левое легкое капитан генерального штаба граф Нирод.

В деле 23 июня под Порт-Артуром у Лунвантаня ранен подпоручик 14-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Тимковский (Константин), а не  Чинковский.

Показанный в числе убитых офицеров в сражении при Вафангоу 2 июня, поручик 1-й Восточно-Сибирской стрелковой артил. бригады Николай Лесевицкий, по дополнительным сведениям, находится в плену, в Мацуяме, не ранен, здоров.

Раненый в сражении при Вафангоу 31 мая сотник Черепахин (Павел) находится в плену, в Мацуяме.

1-го июля в окрестностях Гайчжоу. Ранен студент «Красного  Креста» Тараканов.

2-го июля на разведке у Сяхотана. Убит хорунжий Смирнов.

4-го июля в деле на Фыншуйлинском перевале. 33-го пехотного Елецкого полка ранены: полковник Горай-Кошиц (Евгений) серьезно в ногу и штабс-капитан Писанецкий (Апполон); 34-го пехотного полка ранен капитан Корецкий; 9-го Восточно-Сибирского стрелкового полка ранены: подполковник Коллорович (Павел); штабс-капитан Белоцерковский (Сергей) и поручик Саулевич (Адольф). 22-го Восточно-Сибирского стрелкового полка: убиты: поручик Гавриков (Александр); ранены: подпоручик Триницкий (Николай). 24-го Восточно-Сибирского стрелкового полка: убиты: поручик Шереметевский (Вадим);   умер   от   ран  капитан   Плишивый (Иван); ранены прикомандированные к полку поручик Николаев, поручик Цивчинский (Гавриил); ранены: генерального штаба капитан Савченко (Сергей) и корпуса военных топографов поручик Сычугов (Константин).


Русско-японская война. 12-го июля 1904 года


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

I.

Разведки,  производимые  за последнее время ежедневно  к стороне Гайчжоу  и  Сяхотану, установили весьма прочное занятие и усиление в инженерном отношении противником  гребня  и   склонов возвышенностей  к  северу от Гайчжоу, между линией железной дороги и лукой, образуемой долиной реки Цинсахе в местности Гоцзятунь.

10 июля,  с 5-ти   часов  утра,  противник, силою в передовых линиях до двух дивизий, перешел в наступление   на  фронте   от линии  железной дороги  до долины реки Цинсахе, на том участке, где  течение её имеет в окрестностях  Циэрлгоу меридиональное  направление; с юга противник   развернул дивизию  пехоты между линией железной   дороги  на западе   и селением  Гоцзятунь на востоке,  сосредоточивая   главные   силы   в   направлении на  Дачапу и  держа  конницу на  своем  левом фланге у   железной дороги. Наступление,  веденное довольно медленно и с перерывами, сопровождалось сильным артиллерийским огнем 30 орудий, с которыми с успехом состязались наши батареи арьергарда. Огонь японских батарей был первоначально направлен на высоты Махунцзуйцзы-Яолиньцзы, постепенно очищавшиеся нашими сторожевыми заставами. Против наступающей японской пехоты открыли огонь наши стрелки арьергарда с позиции между Чжуцзядяньцзы и Потайцзы. Полковник Леш своевременно отвел арьергард на новую позицию у Дачапу, причем наши батареи, по нескольку раз меняя позиции, продолжали состязаться с артиллерией противника, направляя огонь и  на  его  пехотные   колонны. Со стороны Циэрлгоу наступление открылось около 9 с половиной часов утра, сперва тремя батальонами из долины Цинсахе, в направлении на Яндятун-Кусыгоу-Пандяпфуза-Менцзятунь.   На  этом   направлении наш отряд занял  заранее укрепленные позиции у Инфэнчжая и Наньдалина и, для связи с войсками на южном направлении,  позицию  к   югу  от Цяньчжайцзы. С развитием боя японцы развернули на направлении на Менцзятунь до бригады пехоты, направляя, кроме того, полк вверх по течению  реки Цинсахе через Шаогопу  к Танчи. К  трем часам пополудни между  Менцзятунь и Шаогопу  развернулись   силы   неприятеля до дивизии пехоты. Около того же времени  с  юга,  к западу от железной дороги, показались значительные колонны, силою до бригады пехоты. К 4 часам неприятель прекратил наступление, стянул  свои  главные силы к Махунцзуйцзы.

С юго-востока наступление остановилось на линии Танчи-Менцзятунь. К вечеру 10 июля наши войска, оставив дежурные части на укрепленной позиции, расположились биваками против тех участков, которые им назначены диспозицией для арьергардного боя.

Наши потери не выяснены, но есть сведения, что они незначительны. Вследствие чрезвычайно жаркого дня замечались случаи солнечных  и тепловых ударов. С наступлением темноты, наши передовые  части  на  юго-восточном   направлении   вновь заняли Танчи. Ночь на 11-е июля прошла спокойно. В  5  часов утра 11 июля началась перестрелка между передовыми частями в окрестностях Танчи. К стороне  Гайчжоу все было  спокойно.  Дальнейших донесений не получено. 8 июля против перевала Пханлин японцы заняли к востоку высоту, чем сильно стеснили наше   охранение  и наблюдение; вследствие этого перевал 8 июля был занят нашим небольшим отрядом. Утром, 9 июля, начальник отряда подполковник Дементьев решил занять южный склон этой   высоты,   что  было  достигнуто   к   полудню.

После полудня японцы перешли в наступление от Мазихэ, обходя наш левый  фланг. Позже  противник, пользуясь местностью, стал обходить и правый фланг от Табейху.

На подкрепление с перевала Пханлин поспешили остальные роты отряда подполковника Дементьева; туда же были направлены из ближних пунктов еще несколько рот.

Прибывшие постепенно части оказывали противодействие обходам противника, который ввел в действие силы до бригады пехоты, теснившие наши роты с фронта и обходившие с двух флангов. Роты отходили шаг за шагом, оказывая под сильнейшим огнем упорное сопротивление противнику, который около 7-ми час. вечера 9 июля прекратил наступление, заняв перевал Пханлин. В этом деле у нас ранены штабс-капитан Минин и 49 нижних чинов; число убитых нижних чинов еще не выяснено.

10 июля на этом направлении было спокойно. На реке Тайцзыхэ от Бэньсиху до Мицзы сторожевое охранение японцев разставлено очень часто по левому берегу и там замечено 3 авангарда: против Мицзы, против Бэньсиху и у Яньцзячжуана, каждый силою до 1.000 человек пехоты при пулеметах. На дороге Саймацзы-Мукден 9 июля противник значительными силами повел наступление от Саймацзы и от Сяосыра, причем в  арьергардной перестрелке  у  нас  один  ранен и несколько контуженных.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.

II.

11 июля на южном фронте противник возобновил наступление.

На левом фланге бой 11 июля начался с рассвета перестрелкой  передовых  частей  у Танчи, затем в течение 12 часов противник поддерживал сильнейшую артиллерийскую канонаду; артиллерийское состязание было благоприятно для нас: японские  батареи, действовавшие против д.д. Тяньцзитунь-Саньцзяцзы, к 4 часам пополудни замолчали.

Около 4 часов пополудни противник повел энергичное наступление в направлении от Дафаншэна на  Инфэнчжай, с целью прорвать центр нашей позиции. Войска наши отбили все атаки  противника, и все наши позиции были нами удержаны; бой окончился в 9 часов 20 минут вечера 11 июля. Подробности боя и потери еще неизвестны. Начальник отряда, два дня удерживавший наступление противника и отбивший все атаки японцев, после небольшого отдыха, не тревожимый противником, начал постепенно отходить к северу.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 13-го июля 1904 года

Всеподданнейшие телеграммы генерал-адъютанта Куропаткина

I.

Из южного отряда новых донесений не получено. 10 июля на Далинском направлении были обнаружены передвижения небольших передовых частей противника в окрестностях перевала Пханлин  и к  юго-востоку  от Симучена, в долине Жандзяпудзы и на ближайших высотах. 11 июля, с 8 часов утра первоначально обнаружилось наступление двух батальонов пехоты противника, с 4 горными орудиями, от долины Жандзяпудзы на Хэю и Тушифан, завязавших перестрелку с нашими передовыми частями, причем горные орудия усиленно обстреливали пустые окопы батарей на бывшей нашей позиции у Тадою. К 10 час. утра началось наступление японских колонн от перевала Пханлин, сдерживаемое некоторое время нашими передовыми частями, которыя потеряли при этом в перестрелке 14 раненых. К 2 часам к востоку от Симучена японцы заняли Хуаго и Теукидзы и высоту на юг от дороги к перевалу Пханлин. Около этого же времени колонна противника силою до двух полков показалась на дороге от Далинского перевала у Сийанлаю и один батальон занял Падзыгоу, на дороге из Симучена в Танчи, верстах в 10 на юго-запад от Симучена. Кроме того, было замечено сосредоточение довольно значительной массы противника в окрестностях Яотуна верстах в 9 на юг от Симучена, одновременно с наступлением от Гайчжоу на  Дашичао, завершившимся  боем 11 июля. Противник в этот же день развернул в направлении к Хайчену силы около двух дивизий, но действия его здесь не носили решйтельного характера.

На восточном фронте без перемен. По данным наших разведок,  противник переводит часть сил к Сихеяну.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


II.

Во 2-м часу дня 12 июля, после незначительной орудийной канонады и перестрелки с нашими отходящими частями, противник занял Дашичао, и около дивизии его пехоты продвинулось немного севернее, по большой дороге из Дашичао в Хайчен. Подробного донесения о боях и потерях 10 и 11 июля еще не получено.

На направлении от Сюяня через Далинский перевал 12 июля два японских батальона, двигавшиеся в долине Хуаго, были обстреляны с фронта и с фланга нашей охотничьей командой, занявшей высоту впереди нашей позиции у Нангуалина; головная рота японцев рассыпалась в беспорядке, потеряв до 50 человек. Наступление противника в течение 12 июля более не возобновлялось.

13 июля,  с  5-ти   часов  утра, две японских батареи  открыли огонь от Сяокушана   и   Тушуфана, но скоро прекратили его. До полудня 13 июля  противник наступления не предпринимал. На направлении Ляоян-Фынхуанчен и Ляоян-Саймацзы все спокойно.

Об изложенном всеподданнейше  доношу Вашему Императорскому Величеству.

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

13 сего июля, в 11 часов пополудни, я получил от генерал-лейтенанта Зарубаева следующую депешу: 11 июля, в 5 часов утра, японцы, после сосредоточения 10 июля, перешли в наступление. Вверенные мне войска заняли позицию у Наньдалина, высоты к югу от Цяньчжайцзы и на правом крыле у Тяньцзятун-Юнатун-Саньцзяцзы. Японцы открыли канонаду против войск, занимавших линию этих трех последних пунктов, и почти не прекращали её в течение 15-ти часов. Около 6-ти часов открылась канонада и по войскам, расположенным у Цяньчжайцзы-Наньдалин, причем огонь усилился в 7 часов утра и стал сосредоточиваться на позиции к югу от Цяньчжайцзы; со стороны Дафаншэна обнаружилась одна батарея, стрелявшая из самой деревни. По донесениям кавалерии, находившейся южнее Цилагоу, против нашей позиции у Наньдалина со стороны Танчи неприятеля не обнаружилось. В конце 11 часа стала ясно обозначаться группировка японской пехоты в районе Манцзятун-Янцаогоу-Дафаншэн. Огонь стал сосредоточиваться по войскам, находившимся на высотах южнее Цяньчжайцзы. В это время японская пехота двумя батальонами стала занимать гору, что к северо-западу от Дафаншэна, но, сбитая оттуда выстрелами нашей артиллерии, бежала. Наши снаряды ложились в самую неприятельскую колонну. Около 11 часов по нашим войскам, стоявшим на высотах у Цяньчжайцзы, стреляло не менее 3-4 батарей; тогда наши одна пешая и одна конная батареи от Наньдалина стали стрелять перекидным огнем в направлении на Дафаньшэн и сразу уменьшили силу огня японцев. В начале часа войска у Цяньчжайцзы были усилены батареей из резерва; наш огонь значительно ослабил огонь неприятельских батарей. К  двум часам дня вся наша артиллерия от Наньдалина, изменив фронт, открыла огонь в направлении на Дафаншэн; огонь был настолько успешен, что войска этого участка попытались перейти в наступление против правого фланга японцев. Двинутый вперед, батальон сразу выяснил большие резервы неприятеля на линіи Менцзятун-Ванчанкоу, стал нести большие потери и должен был  отступить. В   это же  время японцы на высотах у Ванчанкоу выдвинули еще не  менее трех батарей. К четырем часам дня группировка японской пехоты заставляла предполагать,  что они хотят  прорвать нашу  позицию в   направлении на деревню Цяньчжайцзы, где был Барнаульский полк. В боевой линии было уже не менее 5-6 батальонов японцев; неприятельская канонада усилилась; в 7 час. 30  мин. вечера огонь японцев достиг величайшей напряженности и с последними лучами солнца неприятель бросился на Барнаульский полк в атаку. Полк был подкреплен тремя батальонами. Командир Барнаульского полка, полковник Добротин, лихо сметал японские атаки, четыре раза  бросаясь в штыки. Барнаульцами отняты  у  неприятеля ружья   и снаряжение, количество которых еще не выяснено.  Часов в девять вечера канонада стала смолкать, но  ружейная перестрелка длилась до  глубокой ночи.

Мы сохранили все наши позиции. По окончании боя выяснилось, что против 18-ти батальонов действовало не менее двух японских  дивизий и подавляющее количество батарей. Общая длина позиции достигала 16-ти верст. При таких условиях я не признал уместным продолжать бой на следующий день и решил отойти к северу. Отход с позиции был совершен в величайшем порядке.

Потери еще не выяснены; но можно предполагать, что из строя выбыло около 20-ти офицеров и шестисот нижних чинов. В числе офицеров тяжело ранен командир Томского полка, полковник Успенский.

По долгу службы свидетельствую о выдающейся стойкости всех подчиненных мне войск. В этом тяжелом 15-ти часовом бою в особенности выразилась несокрушимая стойкость сибирских полков, на которые обрушился главный удар японцев. Ни одна пядь на позициях не была уступлена, несмотря  на огромное численное превосходство и повторные атаки на центр, где дело четыре раза доходило до штыкового боя, которого японцы не выдерживали. Перечень чинов, заслуживающих награды в этом славном бою, будет представлен. Теперь же обязан доложить о высокой доблести Тобольского, Томского, двух батальонов Семипалатинского полка,  а в особенности Барнаульского полка,  стяжавшего громкую боевую  славу. Все батареи, работавшие под непрерывным огнем в продолжение 15 часов, стоят выше всякой похвалы. Потери японцев цифрой выразить не  могу, но смело докладываю, что они были значительнее наших.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 15-го июля 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

12 июля два батальона японцев произвели наступление в долине Хуаго. 

Встреченный огнем охотников  и обстрелянный с флангов несколькими нашими ротами, противник, открыв беспорядочный огонь, отступил.

13 июля, в 5 часов утра, японцы открыли огонь из двух батарей от Сяокушаня и Тушифана, который вскоре был прекращен.

14 июля охотничья команда сказаками устроила засаду японской пешей разведочной партии к юго-западу от Мадяпузысо ста шагов, пропустив мимо себя японцев, охотники открыли по ним огонь, 12 японцев были убиты, 20 ранены и 2 взяты в плен; взяты в плен ранеными унтер-офицер и  несший   его  рядовой; оба  пленные  2-го гвардейского полка.

12 июля была произведена охотниками и конницей усиленная разведка противника у селения Туансайпуцза.   В перестрелке приняли участие 2 батальона японской пехоты. У нас ранены поручик Иванов и 6 нижних чинов.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Всеподданнейшая телеграмма вице-адмирала Скрыдлова

Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству: 15-го июля прибыл во Владивосток под командой лейтенанта Владиславлева германский пароход «Аравия», задержанный отрядом крейсеров 9 июля  в ста милях к северу от города Иокагамы. При осмотре судовых бумаг парохода обнаружено,  что в числе прочего груза на пароходе  находится   около   1.200 тонн, адресованных в порта Японии: Иокогаму, Кобе и Нагасаки и состоящих из разного железнодорожного материала и 20.500 мешков муки. Наличие на пароходе «Аравия» грузов, объявленных Императорским Правительством военной контрабандой, заставило контр-адмирала Иессена направитъ задержанный пароход в ближайший   российский   порт   Владивосток,  для рассмотрения дела этого парохода в местном призовом суде. Пароход «Аравия», водоизмещением 7.500 тонн, построен в 1901 году, принадлежит  германской компании «Гамбург-Америка», но зафрахтован  северо-американской компанией «Портланд-Азиатская   компания»  для плавания между Америкой,  Японией и другими портами Дальнего Востока.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-лейтенанта Стесселя

Счастлив Всеподданнейше донести, что вверенные мне Вашим Величеством войска, в 3-х дневном бою 13, 14 и 15 июля, отбили все атаки японцев с огромными для них потерями.

Подъем духа в войсках гарнизона чрезвычайный.

Эскадра оказывала помощь, обстреливая фланг противника.

Наши потери за 3 дня боя около 1.500 человек нижних чинов убитых и раненых и 40 человек офицеров.

Японцы, по сведениям, полученным от китайцев и пленных, потеряли до 10.000 человек. Эти потери были для них столь чувствительны, что они не поспевали убирать своих убитых и раненых.


Русско-японская война. 16-го июля 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма Наместника

По донесению  командующего   эскадрой   в   Порт-Артуре, крейсеровавшей у берегов Квантуна, ночью 3 июля, наш миноносец встретил пароход «Хипсанг», вышедший без огней из занятой японцами бухты Фучжоу. На сделанные миноносцем 10 выстрелов «Хипсанг» не остановился, отстреливался из ручного оружия, стараясь уйти в туман, вследствие чего пароход был потоплен миной. Пассажиры и экипаж - 6 англичан, один русский и 70 китайцев взяты на миноносец; из последних было ранено 12, помещенные  в  госпиталь;  несколько  человек утонуло.

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

На восточном фронте разведки, произведенные 15 июля, обнаружили к юго-западу от Сихеяна  нахождение передового отряда противника, силою около трех полков пехоты при 5 эскадронах кавалерии и 18 орудиях.

В 6 верстах к югу от Тхавуана, полурота японцев, производившая разведку, неожиданно наткнулась на наших охотников и, встреченная ружейным огнем с 600 шагов, была обращена в бегство.

На южном фронте разведки, произведенные 15 и 16 июля, выяснили передвижение довольно значительных отрядов противника с обозом с востока на запад южнее Симучена.

16 июля с утра японцы произвели наступление от Хучжуантуня к Дайцзягоу отрядом, силою около полка пехоты с батареей и полком конницы; артиллерийским и ружейным огнем нашего ариергарда движение японцев остановлено; мы потеряли 6 человек убитыми и ранеными.

Русско-японская война. 17-го июля 1904 года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

I.

На фронте Манчжурской армии до полудня 17 июля новых перемен не было. Значительные японские силы сосредоточиваются против южного фронта армии. Наступление 16 июля неприятельского отряда с юга ограничилось занятием японцами перевала у железной дороги, восточнее Хучжуантуня. Огнем нашей артиллерии былъ взорван неприятельский зарядный ящик. Со стороны Симучена обнаружено было наступление с фронта и на левый фланг позиции у Кангуалина. Наступление, носившее характер рекогносцировки, остановлено артиллерийским и ружейным огнем с нашей позиции.


II.

Японское посольство в Лондоне опубликовало телеграмму генерала Оку о нападении 11 июля японской армии на сильные оборонительные сооружения нашей армии у Дашичао, причем наши силы были приблизительно пять дивизий при 100 орудиях. После последовательных атак наших позиций, японцы до рассвета заняли наши позиции и оттеснили нас к Дашичао.

В действительности в бою принимали участие значительно меньшие силы. Наша позиция, занятая с рассчетом только задержать противника, а не обороняться на ней упорно, особых оборонительных сооружений не имела. Последовательные атаки японских войск были, но они с наступлением темноты прекратились; ружейная перестрелка хотя и продолжалась до глубокой ночи, но мы сохранили все наши позиции. Позиция же была очищена потому, что начальник отряда не признал возможным принять бой на следующий день, защищая позицию в 16 верст длиною. Оставление нами позиции для японцев было полнейшей неожиданностью.


Русско-японская война. 18-го июля 1904 года


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

I.

Сего, 18 июля, три японские армии возобновили наступательные действия на южном фронте. Арьергарды упорно оборонялись, пока противник не проявил значительно превосходных сил, и постепенно отходили затем по направлению к Хайчену. Отряд у Симучена, по сведениям до 3-х часов пополудни, с успехом удерживал наступление противника, направленное на правый фланг его расположения у Кангуалина и нанес японцам большие потери. Главный удар дагушанской армии генерала Оку сего числа направлялся в разрез между Симученской и Хайченской группами, с линии Яншугоу-Дапудзы-Лаоханцзя. На восточном фронте с утра сего числа началось наступление японцев против Тхавуанской позиции, причем группировка главных сил противника обнаружилась против правого её фланга и в обход его. На направлении Саймацзы-Ляоян против наших войск, расположенных к востоку от Гуцзяцзы, также началось наступление противника. По сведениям, в Инкоу производится высадка значительного количества японских войск под прикрытием нескольких военных судов.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


II.

На южном фронте левый авангард после упорного боя у селения Саньченцы отошел, переменив две позиции, на небольшое расстояние по направлению к Хайчену. В правом арьергарде по обе стороны железной дороги у Выньцзягоу и Билусы, противник не наступал, ограничиваясь артиллерийским боем.

По донесениям из Симучена от 6 час. 45 мин. вечера, 18 числа, в расположении этого отряда бой прекратился, и все позиции нами сохранены, но о действиях на крайнем правом фланге донесений еще не поступало.

В восточном отряде мы сохранили свои позиции. На Янзелинском перевале начальник восточного отряда, генерал граф Келлер, избрав для наблюдения за боем наиболее обстреливаемую батарею, в 3 часа дня был смертельно ранен и через 20 минут скончался. На направлении Саймацзы-Ляоян японцы сосредоточили, по-видимому, большие силы.

Потери в бывшем здесь 18 июля бою еще не приведены в известность. Войска наши удержались на своих позициях.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 19-го июля 1904 года


Всеподданнейшая телеграмма вице-адмирала Скрыдлова

Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству: контр-адмирал Эссен, посланный мною к восточным берегам Японии с отрядом в составе крейсеров, «Россия», «Громобой» и «Рюрик», донес: выйдя из Сангарского пролива в океан 7 июля отряд встретил небольшой японский пароход «Окасима-мару», который, по съезде с него людей, был потоплен; люди на шлюпках направились к берегам. В то же время был остановлен и опрошен британский пароход «Камара», шедший за углем в Мороран. Хотя и являлось основание предполагать, что пароход занимается перевозкой контрабанды, но отсутствие грузов и прямых улик заставили его отпустить. Вскоре затем был встречен прибрежный японский пароход «Киодуниу-мару» с 50-ю пассажирами, в числе которых большая часть были женщины; это обстоятельство вынудило отпустить пароход. Спускаясь на юг, были встречены одна за другой две японские шхуны, обе с грузами рыбных продуктов и соли; шхуны по снятии людей уничтожены. 9 июля в 100 милях от Иокогамы задержан германский пароход «Аравия», со значительным грузом контрабанды, состоящей из железнодорожных материалов и муки для японских портов; пароход «Аравия» направлен во Владивосток. Утром 10 июля был встречен большой пароход, остановившийся только после четвертого по нему выстрела; по осмотре пароход оказался британским грузовым пароходом «Найт-Командер», шедшим из Нью-Йорка через Европу в Иокогаму и Кобе. По имевшимся у шкипера неофициальным и неполным копиям документов и по его словам выяснено, что пароход вез в Японию от трех с половиною до четырех тысяч железнодорожного груза, составляющего значительную часть всего его груза. Признав пароход «Найт-Командер» несомненно занимающимся доставкой контрабанды воюющей стороне, а потому законным призом, и не имея возможности за недостатком на пароходе угля доставить его в ближайший русский порт, без явной опасности для отряда, «Найт-Командер» был уничтожен, по снятии с него всех людей и документов. Около полудня, по встрече и по снятии команды, уничтожены еще две японские шхуны с полным грузом соли. В то же время усмотрен и остановлен британский пароход «Шинан», шедший из Австралии в Иокогаму с нейтральным грузом и пассажирами; по осмотре грузов и документов пароход, как не имевший контрабанды, отпущен. Утром 11 июля усмотрен и остановлен германский пароход «Теа», шедший из Америки в Иокогаму с полным грузом рыбных продуктов,  признанный законным призом; «Теа» по снятии с него людей был потоплен, за невозможностью доставить его в русский порт. 17 июля около полудня отряд направился в Сангарский пролив. Около 3 часов под северным берегом опознали японский крейсер 3-го класса, по-видимому, «Такао» с 3-мя миноносцами, а за ними рангоутное судно  типа «Конго» с 4-мя миноносцами. Суда шли одним курсом с отрядом. Одновременно с левой стороны пролива показался броненосец береговой обороны типа «Сайен». Все эти суда сильно отставали и в 5 часов повернули обратно. Счастлив донести Вашему Императорскому Величеству, что крейсера совершили этот продолжительный поход без потерь в людях или аварии, а равно и без одной человеческой жертвы на уничтоженных или взятых призах.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

По донесению начальника Восточного  отряда, войска этого отряда, оставив передовую позицию на Янзелинском перевале, отошли по направлению к Ляндяньсяню. На направлении Саймадзы-Ляоян наши войска, после упорного боя, вчерашнего числа отошли с передовой  позиции на главную. Войска хотя и удержали  свои передовые позиции, но понесли  при  этом тяжелые потери. Надеюсь, что на главной позиции войска с  успехом выдержат бой даже с   превосходным противником. Судя по донесениям, за последние дни Куроки стянул для удара на направлении; Саймадзы-Ляоян все войска, которые по их расположению на направлении к Бенсиху и у Саосыра, повидимому, предназначались для действий на правом берегу реки Тайдзыхе.

Сего   числа   противник   со   стороны   южного   фронта действовал нерешительно, но разведкой выяснился начавшийся обход не менее как тремя дивизиями левого фланга  наших войск, находящихся у Хайчена.

В восточном отряде сего числа до полудня боя не велось. На направлении Саймадзы-Ляоян обнаружилось  наступление противника, по-видимому, небольшими силами, лишь против правого фланга арьергарда наших войск.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

На направлении Саймадзы-Ляоян, после упорного боя, 18 июля наш авангард остался на прежней позиции. 19 июля неприятель вел нерешительное наступление против правого фланга этого авангарда. На  направлении   Фынхуанчен-Ляоян   наши   войска отошли за Янзелинский  перевал. В течение 19 июля было все спокойно.

17 июля на направлении Фынхуанчен-Хайчен японцы произвели усиленную разведку. Противник, спустившийся с высот к югу от Цусинтуня в долину реки Шахе, в направлении на Симучен, огнем наших сторожевых постов, поддержанных заставами и сторожевым резервом, был отброшен обратно на высоты южнее Цусинтуня. Наступление японской пехоты против передовой нашей позиции, восточнее Саньчэнцзы и правого фланга Кангуанлинской позиции, было поддержано горной и полевой батареями. Наши два батальона, занимавшие передовую позицию, поддержанные артиллерийским огнем одной батареи, который не позволил японской полевой батарее сняться на позиции, остановили наступление японцев и остались на позиции. В это же время наступление японской пехоты от Утуншугоу тоже было остановлено огнем нашего сторожевого охранения. У нас ранены 2 офицера и 34 нижних чина.

18 июля неприятель произвел наступление в направлении на Лаоханьцзя, в трех верстах к юго-западу от Кангуалина. Для обеспечения наступления на высоты к востоку от Утуншугоу были направлены две неприятельские горные батареи, но огнем нашей батареи с правого фланга Кангуалинской позиции одна японская батарея после первых же выстрелов была вынуждена сняться с позиции, другая же под нашим огнем выехать на позицию не могла. Пехота противника, наступавшая на Лаоханьцзя значительными силами, была остановлена огнем наших батарей и шестью ротами, занимавшими горный массив южнее Лаоханьцзя. У нас убиты 2 офицера и ранен 1, нижних чинов убито и ранено 20.

18 июля против арьергарда наших войск на том же направлении Фынхуанчен-Хайчен отряд противника силою в два батальона пехоты, в четыре с половиной часа утра, атаковал наше сторожевое охранение и занял перевал между Яншугоу и Суцзяпудзы. У нас ранено 5 офицеров и около 40 нижних чинов.

На нашем южном фронте 19 июля противник действовал нерешительно, ограничиваясь артиллерийской стрельбой с дальних дистанций.


Русско-японская война. 20-го июля 1904 года


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

Сего 20 июля войска наши отошли от Хайченапо дороге к Аньшаньчжану. Несмотря на крайне знойный день, движение совершено в порядке, неприятель не тревожил; приняты все меры к облегчению ноши пехотинца: в каждую роту выдано несколько подвод для перевозки шинелей или вещевых мешков; зной, однако, так велик, что несмотря на принятие указанной меры, число пораженных солнечными ударами довольно значительно.

От войск, расположенных на восточном фронте, никаких серьезных известий сегодня не получено.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 21-го июля 1904 года


Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

Генерал Засулич о подробностях боя 18 июля доносит нижеследующее: нерешительные действия на наш восточный фронт 17 июля убедили меня, что японцы поведут атаку своими главными силами на южный фронт по направлению от Утушугоу на Дапуцзы, Пхайлунтунь. С рассвета 18 июля со стороны правого фланга слышна была орудийная стрельба, что заставило меня поспешить на свой южный фронт, где сначала с батарей, а затем с рядом лежащей горы я руководил ходом боя. Бой начался при самых лучших для нас предзнаменованиях:  первая  записка, которую я получил, была от подполковника Соломки, где он уведомляет, что он упорно держится на своих позициях, несмотря на то, что много раненых. На эту записку, по моему приказанию, были посланы сначала две роты, а затем батальон в поддержку, несмотря на то, что о поддержке этой в своей записке он ничего не говорил. Одновременно с нападением на горные массивы центра нашей позиции японцы повели наступление и на отряд генерала Мищенко и наш правый фланг. С началом боя выказалось явное превосходство нашей артиллерии над неприятельской. Батареи наши не только заставляли умолкать батареи японцев, ранее поставленные, но решительно не давали батареям неприятеля сниматься. Потерь наша артиллерия совершенно не несла и могла развивать силу огня совершенно спокойно. В 10 часов получена была записка от подполковника Соломки: «Обход японцев приостановлен, у японцев огромныя потери. У нас раненых много; убит капитан Голицинский и ранены два офицера и врач. Держусь твердо». Но одновременно с получением этой записки видно было, что наш отряд на горных массивах очистил три сопки. Как теперь выяснилось, против Соломки были слишком значительные силы, которым он должен был сделать некоторую уступку, но продолжал твердо держаться на позиции. Подкрепив Соломко двумя батальонами, а затем еще почти тремя батальонами и желая объединить командование над этими войсками, я послал полковника Поповича-Липоваца с приказанием принять командование над всеми войсками, действовавшими на этой позиции. На нашем правом фланге продолжалась перестрелка, но ничего угрожающего в ней не было. Наша артиллерия продолжала подавлять неприятельскую своим огнем, несмотря на то, что помимо горных, японцами был открыт огонь и из полевых орудий. В 3 часа 40 мин. получено было донесение, что полк, бывший на крайнем правом фланге, отступил с позиции с гор, ибо его обошли; шесть орудий, разбитых, оставлены; два офицера в батарее убиты, два ранены; командир батареи контужен. Как оказалось, японцы поставили еще две батареи левее действовавшей раньше и крайней левой своей батареей стали обстреливать нашу батарею и боевое расположение правофлангового полка продольно. Это и послужило причиной уничтожения батареи и значительных потерь правофланговых частей. Батарея была совершенно исковеркана, но сначала удалось свезти четыре орудия, оставив на позиции четыре совершенно разбитых, но и из этих четырех, за недостатком лошадей, пришлось два совершенно испортить и бросить. Для того, чтобы отвлечь внимание японцев от правого фланга, я приказал полковнику Поповичу-Липовацу в пять часов, когда спадет жара, оставив ранцы, налегке перейти в наступление. Желая поддержать наступление полковника Липоваца, я приказал батареям открыть усиленный огонь по сопкам, занятым японцами. Огонь батарей, заранее пристрелявшихся по этому месту, был убийствен; японцы снова потеряли массу убитых и раненых. Наша атака стройными цепями приводила в восторг всех, видевших эту атаку. Стройные цепи быстро подвинулись вперед по главному массиву и с двух сторон бросились в штыки на японцев. Японцы, не выдержав удара, быстро очистили три занятые ими сопки. Оставшиеся защитники, по словам участника этой атаки батальонного командира Лордкипанидзе, были переколоты. После этого молодецкого дела мною было приказано полковнику Поповичу-Липовацу остановиться и дальше не идти. В седьмом часу вечера мной было получено приказание отойти по направлению к Хайчену. По донесению командира казачьего полка, продолжавшего свою разведку в долине Дапуцзы во время самого боя и организовшего подвозку патронов казаками в отряд полковника Липоваца и уборку там же раненых, офицер, оставленный им, проследил движение японцев по долине Дапуцзы в числе трех дивизий пехоты. Потери наши в течение двух дней боя 17 и 18 июля убитыми и ранеными выразились пока приблизительно в следующих цифрах: 29 офицеров и несколько более 1.000 нижних чинов.


Русско-японская война. 23-го июля 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

К 22-му июля японское охранение на направления Ляоян-Хайченъ занимало линию в 15-ти верстах к северу от Хайчена. Значительные силы противника идут горами в направлении на Пахудзай в долине реки Сидахыя, причем одна из его колонн 22 июля продвинулась главными силами до Шаньинво и передовым отрядом до Танкандзы, верстах в 20-ти от Хайчена в восточном направлении. На восточном фронте к 22-му июля японские силы группировались на большой ляоянской дороге в окрестностях Холунгоу, с передовым отрядом в Ердахе, в 5-ти верстах к юго-востоку от Ландясяня и на горном массиве между Даньдягоу и Саньпу, подходящем с востока к Ляндясяню. В районе Гуцзяцзы-Бенсиху-Сихеян и Фанцзяпуцзы сосредоточены значительные японские силы. На правом берегу реки Тайцзыхе, у Бенсиху, неприятельские передовые отряды продолжают занимать левый берег Тайцзыхе и выходящие к нему горные ущелья; японская рота силою до 100 человек переправилась 22 июля в окрестностях Бенсиху на правый берег реки, но была отбита нашей сторожевой заставой и возвратилась на левый берег. Очистив Сяосыр, противник продолжает занимат небольшим отрядом Цзянчан.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 24-го июля 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

23 июля на южном фронте была произведена разведка к стороне противника; наши орудия удачно обстреляли и зажгли деревню Гэнчжуандзы, откуда отряд противника, силою в два-три эскадрона и несколько рот, поспешно бежал, бросив вьючных животных, часть обоза и амуниции и котлы с готовящейся пищей; наши орудия преследовали огнем отступавших. Одновременно казаки вытеснили японских кавалеристов из соседней деревни Дэнцзякоу. Левее, наши конные части вытеснили японские заставы из Толунчжая, в 5-ти верстах к юго-востоку от Гэнчжуандзы.

На восточном фронте перемен нет.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Всеподданнейшая телеграмма Наместника,
отправленная из Мукдена 25-го июля в 2 час. 52 мин. пополудни

В полученных сего числа из Порт-Артура телеграммах командующий эскадрой доносит: «Вышедшие 13 июля для обстреливания неприятельских позиций крейсера «Баян» «Аскольд», «Паллада», «Новик» и канонерские лодки были атакованы неприятельскими судами «Чиниен», «Итсукушима», «Матсушима», «Чиода», двумя крейсерами 2-го класса и 30-ю миноносками. Восьмидюймовым снарядом с крейсера «Баян», взорвавшимся на корме «Итсукушима», последний был выведен из строя, и все неприятельские суда повернули в море, причем крейсер «Чиода» получил пробоину от нашей мины заграждения и, погрузившись носом, направился в Талиенван. Снарядом с батареи № 22 была также подбита 1 японская канонерская лодка, взятая на буксир.

14 июля ввиду общего наступления японцев на сухопутные позиции, для поддержки правого фланга, согласно просьбы генерала Стесселя, были посланы «Баян», под брейд-вымпелом капитана 1-го ранга Рейценштейна, «Ретвизан», «Паллада», «Аскольд», канонерские лодки «Отважный», под флагом котр-адмирала Лощинского, «Гремящий» «Гиляк», крейсер «Новик» и 12 миноносцев, которые, с тралящими судами впереди, прошли к Лунвантану и отсюда обстреливали японские позиции до 3-х часов дня. При возвращении с теми же предосторожностями на рейде взорвалась мина под одним из землечерпательных пароходов.

По исчислению контр-адмирала Витгефта, 17 июля под Артуром держались неприятельские силы из 5-ти броненосцев, 4-х броненосных крейсеров, 10-ти других крейсеров и 48-ми миноносцев.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 25-го июля 1904 года


Всеподданнейшая телеграмма Наместника

Генерал-лейтенант Стессель доносит:

1) От 14 июля: сегодня, начиная с 5-ти часов утра, неприятель, выставив сильную батарею, открыл огонь по всему фронту; затем повел ряд атак тоже по всему фронту, особенно сильно на гору Юпилазу; к 8-ми часам вечера противник повсеместно отбит с огромными потерями. Я остаюсь на позициях. Два дня держались на передовых позициях против превосходившей значительно наши силы армии.

2) От 17 июля: сегодня, в 4 часа утра, японцы, в числе примерно 5-ти дивизий, перешли в наступление против нашей позиции на Волчьих горах. Ввиду огромного превосходства сил и слабости позиций, нашим войскам было приказано, не ввязываясь в бой, отойти на следующие позиции. Передвижение было совершено в полном порядке под прикрытием артиллерии, которая метким огнем с близких расстояний совершенно остановила наступление японцев. Наши потери еще не выяснены, но не велики; потери  японцев весьма значительны.

У японцев во время боев 13 и 14 июля было до 70-ти тысяч человек и значительное число осадных орудий. Дух войск превосходный, состояние здоровья хорошее.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

В районе Маньчжурской армии до полудня 25 июля перемен не было.

Список  гг.   офицерам,   убитым,  раненым  и плененным в делах с японцами

20-го, 21-го и 23-го июня в боях у Лунвантаня. 13-го Восточно-Сибирского   стрелкового   полка:   убиты капитан  Гетенко   (Павел),   капитан  Лисенко;   ранены капитан Мирошников (Петр). 14-го Восточно-Сибирского стрелкового полка: ранены поручик Ольшиневский, подпоручик Орел (Георгий), подпоручик Чинковский. 15-го Восточно-Сибирского стрелкового полка: ранен поручик Демьянов (Модест). 27-го Восточно-Сибирского стрелкового полка: убиты поручик Ливотов, поручик Лигот. Ранен очень серьезно адъютант генерала Стесселя князь Гантиыуров. Ушиблен и. д. начальника штаба генерала Стесселя генерального штаба полковник Рейс (Виктор).

23-го июня в деле при Сядяне. Ранены:  33-го   Вост.-Сиб.   стр.   полка  штабс-капитан Кутепов (Борис) и поручик Речицкий (Леонид).

4-го июля в деле на Сыбейлинском перевале. Убиты: 33-го Восточно-Сибирского стрелкового полка поручик Юдицкий; ранены: 12-го Восточно-Сибирского стрелкового полка штабс-капитан Артемьев (Федор), поручик Олтаржевский (Евгений) и поручик Лукин (Павел); 35-го Вост.-Сиб. стр. полка капитан Михайлов.

4-го, 5-го и 6-го июля в деле на перевале Сяоканлин. 9-го Восточно-Сибирского стрелкового полка контужены: капитан Вержбицкий (Антон), подпоручик Башков (Василий) и подпоручик Баранов (Петр). 12-го Восточно-Сибирского стрелкового полка: ранен капитан Михалапов (Анатолий). 33-го пехотного Елецкого полка: убит штабс-капитан Лунд (Густав), ранен поручик Орлов (Яков). 34-го пехотного Севского полка: убиты капитан Селиваиов (Александр), подпоручик Гоыал 2-й (Александр); ранен подпоручик Столяров (Николай) остался в строю; остался на поле сражения капитан Климович (Станислав). 35-го пехотного Брянского полка: убит поручик Инглез (Владимир), подпоручик Щербатов (Николай); ранены капитан Березницкий (Александр), штабс-капитан Коышшо (Григорий), поручик Никонов (Галактион), поручик Самыгин (Николай) умер от ран; остался на поле сражения поручик Китицын (Павел). 36-го пехотного Орловского полка: ранен поручик Гостиминский (Евгений), контужены и остались в строю подполковник Аая (Георгий) и капитан Федоров (Иван). 1-й Восточно-Сибирской горной батареи: ранен капитан Степанов (Алексей); контужен капитан Кононов (Николай). 9-й артиллерийской бригады: ранены полковник Смоленский (Владимир), подполковник Осипов (Алексей), капитан Крюков (Валериан), штабс-капитан Троцкий-Сенютович (Владимир); контужены поручик Крамарев (Анатолий) и поручик Животовский (Николай).

8-го июля в разв., в горах, к вост. от долины Дачапу. Убит 1-го Восточно-Сибирского стрелкового Его Величества полка штабс-капитан Каукин (Дмитрий); ранен легко генерального штаба подполковник Андреев (Борис).

9-го июля в бою у Псаилинского перевала. 17-го Восточно-Сибирского   стрелкового  полка:  ранен штабс-капитан   Минин   (Виктор}.   Остались   на   поле сражения: капитан Шоломицкий (Иван), штабс-капитан Бернацкий (Иосиф), подпоручик Новицкий (Николай).

9-го июля в рекогносцировке у Лахолинского и Папанлинского перевалов. 22-го   Восточно-Сибирского   стрелкового   полка   убит подпоручик Константинов.

10-го и 11-го июля в бою под Дашичао. 34-го Восточно-Сибирского стрелкового полка ранен поручик Салло (Андрей). 9-й Восточно-Сибирской стрелковой артиллерийской бригады: ранен подполковник Пащенко (Алексей), контужен старший врач Коломиец (Петр). Тяжело ранен 8-го Томскаго сибирского пехотного полка полковник Успенский (Александр).

11-го июля в разведке у Яншигоу. 2-го Читинского сибирского пехотного полка ранен и умер от ран подпоручик Иванов (Павел).

11-го июля в бою при дер. Цзанчжайцзы. 12-го Барнаульского сибирского пехотного полка: убиты штабс-капитан Сердановский (Петр), подпоручик Оншкович-Яцыно (Чеслав), подпоручик Данилевский (Митрофан), ранены поручик Грохольский (Николай), подпоручик Муровецкий (Александр), контужен подпоручик Рязанов (Всеволод) сильно.

В сражениях 10-11 июля при Дашичао. 3-го Вост.-Сиб. стрелк. полка: ранен поручик Мельников (Валериан); контужены капитан Славинский (Франц), подпоручик Вельбаум (Иоган), прапорщик запаса Добржансий (Михаил). 1-й Вост.-Сиб. стрелк. арт. бригады контужен подпоручик Валюхов. 8-го Томского сиб. пех. полка: убит поручик Ярошевский (Дмитрий); ранены подполковник Калинович (Николай),штабс-капитан Иванов 2-й (Павел); контужены штабс-капитан Фогель (Александр) остался в строю, штабс-капитан Яковлев (Сергей) остался в строю, штабс-капитан Обносов (Аким), поручик Сандач (Антон), подпоручик Тимковский (Александр), подпоручик Селяво (Яков). 9-го Тобольского сибирского пехотного полка: ранены подполковник Парфенов (Константин), штабс-капитан Коржев (Александр), поручик Сомов (Петр); остались на поле сражения: штабс-капитан Ярошев (Сергей), подпоручик Соловьев (Александр), подпоручик Попов (Владимир). 1-й сибирской артиллерийской бригады: ранены капитан Зданский (Николай), прапорщик запаса Стал, капитан Шобуковский (Константин), капитан Пыжевский (Михаил), поручик Ленивцев (Владимир); контужены капитан Кулеш (Вячеслав) и прапорщик запаса Аксаков, остался в строю.

10, 11   и  13 июля   в   перестрелках   между дд.  Ляодяпу и Тадою. 5-го Иркутского Сибирского пех. полка ранен подпоручик Гущин ((Михаил). 16-го-17-го июля в боях у дд. Тутаидцзы и Хунжуантун.
Контужен 34-го Вост.-Сиб. стрелк. полка подпоручик Горбовский-Заранек (Иван).

18 июля, во время боя, в 3 часа дня, был смертельно ранен и через двадцать минут скончался генерал-лейтенант граф Келлер.

18-го июля, в деле у Тхавуана. 6-й Вост.-Сибир. стрелк. артил. бригады: ранены подполковник Криштофович (Владимир), подполковник Нокотило (Иван), штабс-капитан Кулинченко (Евгений) - все трое остались в строю; контужены штабс-капитан Гутовский (Анатолий), остался в строю, и поручик Щербович-Вечор (Николай). Конной батареи Заамурского округа пограничной стражи контужен и остался в строю ротмистр Семенов (Евгений).

18-го июля в бою у дер. Кангуалин. 17-го Вост.-Сиб. стр. полка: ранены капитан Яковлев (Александр), подполковник Тишин (Сергей), капитан Степанов (Иван) и подпоручик Овсянников (Владимир) - последние трое остались в строю.18-го Вост-Сиб. стр. полка: убит штабс-капитан Нирожков (Александр); ранены капитан Гришковский (Иван), поручик Соколов (Михаил) и подпоручик Петрошевский (Борис). 19-го Вост.-Сиб. стр. полка: ранены штабс-капитан Бржезинский (Александр) и подпоручик Самохвалов (Валентин). 20-го Вост.-Сиб. стр. полка: убиты капитан Халкиопов (Апполинарий) и подпоручик Заев (Владимир).

18-го июля в бою у Дапудзы. 123-го пехот. Козловского полка: ранены капитан Кульчицкий (Иосиф), поручик Закржевский (Яков), подпоручикъ Еремиев (Сергей), подпоручик Полочанинов (Николай), капитан Давыдов (Николай), штабс-капитан Беляков (Григорий), штабс-капитан Павлошевский (Иван), поручик Попело (Хрисанф) и поручик Яковлев (Василий); последние пять остались в строю. 124-го пехотн. Воронежского полка: контужен подполковник Лордкипанидзе (Николай). 5-й батареи 31-й артиллерийской бригады: убиты поручик Савинов (Дмитрий) и поручик Муфель (Георгий); контужен и остался в строю подполковник Горячев (Николай).

18 и 19 июля на Янзелинском перевале. 21-го Вост.-Сиб. стр. полка: убит штабс-капитан Щелков (Михаил); ранены полковник Ласский (Сильвин), капитан Мамаев (Абрам), штабс-капитан Пономарев (Петр) и поручик Малинский (Илья); контужен капитан Марковский (Станислав). 22-го Вост.-Сиб. стр. полка: контужен капитан Падалко (Василий). 23-го Вост.-Сиб. стр. полка: убит поручик Ефферт (Фридрих). 24-го Вост.-Сиб. стр. полка остался на поле сражения штабс-капитан Богдановский (Николай). 33-го пехотного Елецкого полка: ранены капитан Островский (Целистин) и штабс-капитан Соймонов (Дмитрий); остались на поле сражения подпоручик Мельников (Константин) и младший врач Попович (Стефан). 35-го пехотного Брянского полка: ранены капитан Галанчук (Николай), подпоручик Дараган (Александр), подпоручик Пуляев (Николай); остались на поле сражения капитан Хальмков (Афанасий) и подпоручик Черневецкий (Павел). 12-го Барнаульского сибирского пехотного полка: ранен подпоручик Коновалов (Никита). 36-го пехот. Орловского полка: убит капитан Иванов (Иван); ранены капитаны Савинов (Василий), Труфанов (Михаил), Храпко (Владимир), подпоручики Гудима (Алексей) и Чепурковский (Николай); остались на поле сражения подполковник Ваулин (Константин), штабс-капитан Исаев (Иван) и штабс-капитан Гудима (Алексей). 123-го пехотн. Козловского полка: убит капитан Голицынский (Михаил) и умер от солнечного удара капитан Иванцов (Владимир). 124-го пехотн. Воронежского полка: убит капитан Вериго (Адольф); ранены капитан Попов (Александр), штабс-капитаны Рукавишников (Павел), не подобран, Носков (Петр), Цуриков (Иван), Матвеев (Илья) и Фокин (Владимир); поручики: Микульшин (Николай), Татаринов 2-й (Виктор) и Войнилович-Няньковский (Александр); подпоручик Шмидт 1-й (Альберт) и подпоручик Овчаренко (Поликарп). 5-го Иркутского сибирского пехотного полка: ранены штабс-капитан Корн (Ипполит); поручик Перчук (Яков) и поручик Сакович; контужены и остались в строю подполковник Шереметов (Александр) и капитан Попов (Эммануил). 6-го Енисейского сибирского пехотного полка. Убит: подпоручик Мейер - Женовский (Владимир). 10-го Омского сибирского пехотного полка: ранен полковник Остолопов (Апполон). Ранен генерального штаба полковник Карцев (Владимир). 31-й Артиллерийской бригады: ранены командир бригады генерал-майор Декинлейн (Константин) и подпоручик Юнкер (Михаил); контужен старший адъютант управл.   нач. арт. 10-го арм. корп. капитан Челюсткин (Михаил). 11-й конно-артиллерийской батареи: ранен штабс-капитан Добрышин. 20-й конно-артиллерийской батареи: контужен подполковник Иванов (Илиодор), остался в строю. 6-й конно-горной батареи ранен штабс-ротмистр Ковальский. Терско-Кубанского конного полка: ранен есаул Комянский (Павел).

11-го, 12-го и 14-го июля. Контужен и остался в строю командующий дивизией генерал Косоговский. 7-го Сибирского полка Сибирского казачьего войска: ранен сотник Пузыревский (Николай); контужены и осталис в строю подъесаул барон Велио и есаул Усов.

18-го и 19-го июля. 121-го пех. Пензенского г.-фельд. гр. Милютина полка: ранены штабс-капитан Каминский (Александр), поручик Руденко, подпоручик Воротников (Александр) и подпрапорщик Гарбко; остались на поле сражения капитан Болдыжев (Иван), капитан Кобранов (Леонид) и подпоручик Наставин (Николай). 122-го пех. Тамбовского полка: убиты капитан Каллиников (Александр) и капитан Аксенов (Иван); ранены подполковник Липпоман (Людвиг), капитаны Богаевский (Виктор), Ромашкевич (Константин), Кропотов (Василий) и Руднев (Петр); штабс-капитаны Алтуфьев и Марковский, поручик Крестинин (Иван), подпоручики Сукачев (Николай), Кедровский 2-й (Петр), Бровар (Иван) и Иванов (Александр), подпрапорщик Домогальский, священник Любомудров и капельмейстер Катанский (Василий); контужен капитан Баньковский (Иосиф). 1-го Оренбургского казачьего полка контужен подъесаул Печенкин (Василий).

В деле 30 июня на Ляоянской дороге тяжело ранен в печень и умер от ран есаул 2-го Аргунского полка, Забайкальского казачьего войска Власов (Николай), а не Алласов.

Показанные в числе убитых офицеров в сражении при Вафангоу 2 июня 3-го Восточно-Сибирского стрелкового полка штабс-капитан Лузин (Петр) и поручик Богданов (Владимир) по дополнительным сведениям оба находятся в плену, в Мацуяме, первый здоров, не ранен, второй—ранен.

Показанный в числе офицеров, оставшихся на поле сражения в бою при Вафангоу 2 июня подпоручик 4-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Быков (Петр) по дополнительным сведениям ранен и находится в плену, в Мацуяме.

Показанный в числе убитых офицеров в перестрелке у Эрлдагоу 5 июня хорунжий 1-го Верхнеудинского полка Забайкальского казачьего войска Вейсберг (Николай), по дополнительным сведениям находится в плену, здоров, не ранен.

Подъесаул 2-го Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска Миллер (Борис) и сотник 2-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска Казачихин (Владимир), по полученным сведениям оба находятся в плену в Мацуяме, здоровы, не ранены.

Список русских военнопленных:

  • Васильев, Петр, казначей-капитан.
  • Ангалитов, Валентин, капитан.
  • Ковалевский, Петр, капитан.
  • Одофьянов, Веньямин, капитан.
  • Юкешемчев, Владимир, поручик.
  • Юданов (Жданов), Федор, поручик.
  • Назоров, Петр, подпоручик.
  • Коваров, Сергей, подпоручик.

Русско-японская война. 26-го июля 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

На южном фронте линия неприятельских аванпостов обнаружена верстах в 12-15 на север от Хайчена.

24 июля есаул Евтин произвел весьма смелый поиск к Ньючжуану. Во время поиска есаул Евтин был ранен в голову, но остался в строю; казаков ранено 4 и убито 2. На восточном фронте особых перемен нет.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 27-го июля 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

На южном фронте между нашими и японскими передовыми частями происходят ежедневно перестрелки. На направлении Ляоян-Саймацзы особых перемен не наблюдается.

В 3 часа утра 24 июля наш казачий отряд подошел на расстоянии 8 верст к западу от Цзянчана, и здесь авангардные сотни были встречены огнем противника, занявшего весьма сильную позицию с трудными подступами. Вследствие силы позиции и густого тумана, препятствовавшего ориентировке, казаки вынуждены были приостановиться и занять долину и склоны возвышенностей в 600-1.000 шагах от неприятеля; в 7 часу утра, когда туман несколько рассеялся, прибывшее из наших главных сил небольшое подкрепление было направлено для обхода левого фланга японской позиции, но в это время вблизи нашего левого фланга показались в расстоянии до версты колонны противника, силою до 7 рот, скрытно пробравшиеся благодаря туману и высокому гаоляну; эти колонны принуждены были отступить под огнем наших орудий, выехавших на позицию, и затем развитие боя прекратилось. Так как силы японцев превосходили значительно наши, то наш отряд к 9 часам утра начал отступление; противник не преследовал.

Наши потери: убито 2 и ранено 12 казаков и выбыло из строя до 15 лошадей. Это дело выяснило, что в составе японского отряда находятся части полевой и резервной пехоты, что определилось по разнокалиберным пулям с никелевой и медной оболочками.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 29-го июля 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма Наместника

Согласно донесения командира Порт-Артура, всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству: 28 июля эскадра вышла в море. Пароход «Монголия» следует за эскадрой. На горизонте были японские 3 крейсера 1-го класса, 8 малых крейсеров и 17 миноносцев. Порт-Артур четвертый день обстреливается осадными пушками.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

Сего числа против южного фронта Манчжурской армии обнаружено наступление небольших передовых отрядов противника.

В районе реки Ляо выше Инкоу начинают обнаруживать свою деятельность шайки хунхузов, которыми руководят японские офицеры. В стычке между нашим разъездом корнета Чикова и японским конным офицерским разъездом силою до 50 человек 15 японцев было убито и ранено, а остальные обращены в бегство; наши захватили оружие и амуницию, потеряв одного человека убитым.

На восточном фронте особых перемен нет.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 30-го июля 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма Наместника

По донесению консула в Чифу от 30 июля, в предшествовавшую ночь два японских миноносца вошли внутрь порта и около 3-х часов утра произвели вооруженное нападение на миноносец «Решительный», который накануне, по соглашению командира с китайскими властями, был разоружен, о чем японцам было известно. Миноносец взорван по приказанию командира, но не утонул и выведен японцами из порта. Командир лейтенант Рощаковский, офицеры: лейтенант Каневский, мичман Сергей Петров, младший инженер-механих Кисляков и большая часть команды спаслись вплавь. По их показаниям, японцы стреляли по нашим спасавшимся.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный штаб

В районе маньчжурской армии 30 июля было все спокойно. Шайки хунхузов обнаруживают свою деятельность в районе Янтай-Бэньсиху, где на днях нападение их на наш продовольственный транспорт было с успехом отбито прикрытием транспорта.


Всеподданнейшая телеграмма контр-адмирала Матусевича

Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству: уже 28 июля, с рассветом, наша эскадра начала выходить в море и в 9 час. утра оставила Порт-Артур в составе 6-ти броненосцев, крейсеров «Аскольд», «Диана», «Паллада», «Новик» и 8-ми миноносцев. Японцы сосредоточили против нас следующие силы: 1-й отряд - броненосцы «Асахи», «Микаса», «Фуджи», «Яшима», «Шикисима», крейсеры «Ниссин», «Касуга»; 2-й отряд - крейсеры: «Якума», «Касаги», «Читоза», «Такасаго»; 3-й отряд - крейсеры «Акицушима», «Идзуми», «Матцушима», «Итцукушима», «Хашидате» и броненосец «Чинъен» и около 30 миноносцев. Наша эскадра маневрировала так, чтобы прорваться сквозь линию неприятельских судов. В это время японские миноносцы по пути эскадры бросами плавающие мины, чем очень затрудняли маневрирование. В час дня, после 40 минутного боя, эскадре удалось прорваться и взять курс к Шантунгу. Неприятель всеми силами следовал и, медленно догоняя, в 5 часов опять завязал бой. Бсй длился с равным успехом несколько часов. Во время боя был убит начальник эскадры и ранен с потерею сознания командир броненосца «Цесаревич». Почти одновременно были повреждены машина и руль броненосца. «Цесаревич» на 40 минут остановился, вследствие чего и другие суда принуждены были маневрировать вокруг него. Командование эскадрой перешло к князю Ухтомскому, а броненосцем «Цесаревич» к старшему офицеру. С наступлением темноты, броненосец «Цесаревич», не будучи в состоянии следовать за эскадрой, теряя ее из виду, повернул на зюйд, чтобы  попытаться  идти  во  Владивосток   самостоятельно.

Ночью подвергся минным атакам, а с рассветом был у Шантунга. Командир принял командование в полночь. Осмотрев повреждения броненосца и определив степень их, командир решил, что до Владивостока броненосец дойти не может. Разрешил командиру идти в Киау-Чиау для ремонта. Во время боя убиты: адмирал Витгефт, флагманский штурман лейтенант Азарьев, флаг-офицер мичман Эллис, штурман судна лейтенант Драгичевич, ранены: легко я, флагманский артиллерист лейтенант Котлинский, старший флаг-офицер лейтенант Кедров, флаг-офицер мичман Кушинников, командир броненосца Иванов, старший офицер Шумов, артиллерист лейтенант Ненюков, минный офицер лейтенант Пилкин, мичман Леонтьев. Число убитых и раненых нижних чинов еще вполне не выяснено. В 9 час. вечера прибыл к Киау-Чиау, застал там крейсер «Новик» и миноносец «Бесшумный». Счастлив засвидетельствовать Вашему Императорскому Величеству о беззаветной храбрости как офицеров, так и нижних чинов во время тяжелых боев.


Русско-японская война. 31-го июля 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма Наместника

I.

В дополнение к моей телеграмме от 30 июля согласно донесениям консула в Чифу всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству: пока консул вел переговоры с даотаем о временном пребывании миноносца «Решительный» в Чифу для исправления машины, командир миноносца, на основании инструкций от контр-адмирала Григоровича и вследствие неисправности машины вступил в соглашение с китайским адмиралом о разоружении миноносца, передал ему замки пушек и ружья, ударники мин  и спустил флаг и вымпел. После нападения японцев лейтенант Рощаковский, мичман Петров, механик Кисляков и 21 человек команды спасены шлюпкою с китайского крейсера; лейтенант Каневский и 22 человека команды - людьми плавучего маяка и шлюпками с комерческих судов. Из 47 человек команды не досчитывают 4-х, командир ранен пулей в бедро, рана тяжелая, но признана не опасной; с больным мичманом Петровым он помещен во французский миссионерский госпиталь, куда уже доставлен один из команды, раненый легко.


Всеподданнейшая телеграмма лейтенанта Рощаковского

Всеподданнейше   доношу:  29 июля   с   вверенным мне миноносцем «Решительным» прибыл в Чифу из Порт-Артура с   важными  депешами, прорвав две линии неприятельской блокады.   Согласно  предписания адмирала Григоровича разоружился и спустил военный флаг. Все формальности   были   выполнены.   В  ночь   на  30,  находясь внутри порта, подвергся разбойническому нападению японцев, подошедших   в   составе  2-х  эскадренных   миноносцев и одного   крейсера,   и   приславших  десант  с офицером, как бы для переговоров. Не имея оружия для сопротивления, приказал приготовить миноносец  «Решительный» к взрыву.   Когда   японцы   начали   поднимать   свой  флаг, я оскорбил японского  офицера ударом по лицу и, сбросив его   в  воду, приказал   команде  выбрасывать неприятеля. Наше   сопротивление   не   могло   быть   действительным,  японцы   завладели   миноносцем.   Взрывы  носового патронного   погреба  в   машинном  отделении   произошли; миноносец «Решительный»   не   затонул, но сильно погруженный носом   был  выведен из порта японцами. Надеюсь, что они не доведут  его  до  своего порта. Команда и офицеры   спасены,  кроме минера   Валовича и кочегара Звирбулиса. Ранено 4, не опасно. Мичман Петров, сопротивляясь подниманию японского флага, получил тяжелый удар прикладом   в   грудь,   вызвавший   внутреннее   кровоизлияние. Я ранен в правое бедро,  пуля еще  не извлечена. Поведение господ офицеров и команды превышает всякую похвалу. Императорский   вице-консул   оказал   всем  нам самое широкое покровительство и сочувствие.


Всеподданнейшая телеграмма Наместника

II.

Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству, что, согласно полученного из Порт-Артура донесения от 28-го июля, японцы в ночь на 27-е июля после 15-ти часового боя огромными силами атаковали Дагушань и Сяогушань, поддерживая с утра 26-го и до 9-ти часов вечера сильный огонь. По занятии этих гор японцы далее не двинулись, а ночью на 23-е июля во время сильного дождя повели атаки на восточный фронт, но везде были отбиты; одновременно велось наступление по всему фронту от Волчьих гор до Дагушаня, но повсюду неприятель отбит. Четвертый день идет обстреливание крепости.



Продолжение следует - перейти в начало



Пользовательского поиска




в начало

использование информации с данной страницы без письменного согласия редакции журнала запрещается!!!
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100 Рейтинг@Mail.ru