Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
все журналы по темам оглавление  № 33  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12


московский экономико-правовой институт - мэпи



Высшее образование – кризисные коррективы


Чистяков Б.М.


Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Современное российское образование: реформирование или деформирование?

Новая государственная стратегия в развитии образования

Собеседование при устройстве на работу

Обучение для развития интеллекта

Новая парадигма среднего образования


Экономический подъём России в 2004-2008 годах дал возможность проводить масштабные общенациональные проекты, одним из которых стал проект «Образование». Проект, несомненно, очень важный и требует большой государственной финансовой поддержки, государственного надзора, ещё больше государственного разума и исполнения. В современной России все эти компоненты есть. Есть и нормативная база международного стандарта образования, отраженная в Болонской конвенции, есть и научно-педагогическая база, доставшаяся в наследство от научного коммунизма, периода развитого социализма и блестящих побед советской науки в космосе, на земле и на воде.

Звучит немного с иронией, но это так и есть, потому что советская наука с марксистко-ленинской диалектикой противоречила сама себе. СССР выделял колоссальные средства на фундаментальные исследования, но всё время отставал от западных технологий. Были и выдающиеся открытия, которые внесли значительный вклад в мировую научную мысль, но их всё же для такой страны, как наша, было явно недостаточно.

Высшие учебные заведения выпускали громадное число гражданских и военных «технарей–инженеров». Такая армия специалистов должна была минимум в десять раз увеличить количество элементов в таблице Менделеева, а на Марсе собирать большие урожаи яблок. На самом деле это была армия специалистов-исполнителей, а не научных работников в смысле научного творчества. Да и невозможно одним только техническим образованием сделать из человека учёного со своим собственным мнением и развивающимся в процессе целеустремленной работы интеллектом. Этот процесс хорошо отображается в количестве нобелевских лауреатов. Конечно, эти показатели нельзя назвать абсолютно объективными, но всё же вне зависимости от политических систем, а они сменились три раза в ХХ веке, количество нобелевских лауреатов среди наших сограждан очень мало. 


 

Страны по количеству нобелевских лауреатов
(на октябрь 2007 года, информация РБК)

Страна
Физика
Химия
Физиология и медицина
Литература
Экономика
Всего с 1901 по 2007 гг.
1
США

89

57

97

11

41

295

2
Великобритания

21

26

29

11

7

94

3
Германия

23

28

16

8

1

76

4
Франция

13

8

9

13

2

45

5
Швеция

4

4

7

7

2

24

6
СССР и Россия

9

1

1

5

1

17

7
Италия

3

1

4

6

1

15

8
Нидерланды

8

3

2

0

2

15

9
Швейцария

2

5

6

2

0

15

10
Канада

2

5

2

0

3

12

11
Дания

3

1

4

3

0

11

12
Япония

4

4

1

2

0

11

13
Австралия

0

1

5

1

0

7

14
Австрия

2

1

3

0

1

7

15
Норвегия

0

1

0

3

3

7

16
Польша

2

1

0

4

0

7

17
Испания

0

0

1

5

0

6

18
Бельгия

0

1

3

1

0

5

19
Израиль

0

2

0

1

2

5

20
Ирландия

1

0

0

4

0

5

Простой пример: если всех абитуриентов России зачислить в Строгановское художественное училище и предоставить ничем не ограниченную государственную поддержку, то от этого количество действительно великих художников в России не увеличится. Зато, может быть, больше станет посредственных маляров с высшим образованием, хотя, конечно,  общий уровень образования всего населения значительно повысится, что, в общем, очень неплохо.

Второй пример уже из нашей недалёкой прошлой жизни. Когда в 90–х годах прошлого века закрывались разные открытые и закрытые НИИ и «секретные» для простых прохожих лаборатории, то существовало общее мнение, что вот убивают нашу науку. Некоторое, очень незначительное число учёных уехало за границу и очень незначительное число из них работают по специальности. Остальные так и не смогли наверстать техническое отставание от своих западных коллег. В России же узконаправленные специалисты вообще стали невостребованными. Был острый дефицит экономистов, бухгалтеров, менеджеров и специалистов прочих гуманитарных специальностей. Но оказалось, что, например, специалист по постановке помех для низколетящих целей оказался хорошим «челноком» и понемногу и себя обеспечил, и другим пользу принёс. И так повсеместно.

Постепенно страна ожила, и люди стали мечтать о лучшем. В начале нового столетия экономическая ситуация в мире была очень благоприятна для России. В страну начали поступать большие деньги. Появились средства для проведения необходимых реформ и общегосударственных программ. Образование вообще для России первостепенная по своему значению программа. Совместно с программой здоровья это и есть настоящий фонд будущих поколений – ведь население России стремительно сокращается и деградирует. Это ясно, что при уменьшении количества граждан надо поднять их качество для компенсации потерь. Конечно, государству, может быть, требуются больше «физики», чем «лирики», но для этого не стоит повторять ошибок прошлого. Современный россиянин нуждается в образовании. Образование стало не средством, а духовной необходимостью. Так зачем утруднять ему доступ к получению высшего образования, а может, и не одного? Да век живи и век учись. Это личное право и потребность гражданина России. И он, прежде всего, учится для себя. А если он учится не за счёт других, то это ещё и польза для всего общества, а значит, и государства.

Вот с расходованием бюджетных средств надо немного призадуматься. Особенно в сфере образования по техническим и естественным специальностям. Все они требуют значительной дорогостоящей  материальной базы, которая в современных условиях быстро устаревает. Создание учебных суперцентров и отчасти принудительное привлечение туда массы студентов, тем более, что образовательный процесс длится не менее пяти лет, может нанести серьёзный ущерб бюджету и налогоплательщикам,  не дав желаемых результатов. Не существует в мире учебных программ, которые помогут научить пусть даже очень хорошего, трудолюбивого и усидчивого студента стать великим Сергеем Королёвым или академиком Курчатовым. Не существует в мире технологий и врачей, которые могли сделать из слепого от рождения человека отличного фотографа.

Но работать надо, только вот пойти более простым и менее затратным путём. Этот путь - всеобщее высшее образование, без особой разницы, по какой специальности. Потому что любой образовательный процесс ведёт, при правильной постановке (соблюдение госпрограмм и контроль за их соблюдением), к развитию интеллекта. Но этот образовательный процесс получения высшего образования должен обходиться без бюджетных средств, надо больше выделить средств на медицину и социальные программы, а то скоро учиться будет некому. А  тех, кому искренне интересны сложные естественные науки, невзирая на возраст (часто аналитическое мышление появляется уже после тридцати пяти), вовлечь в специальную государственную программу «Образование». То есть оставить за государственными учебными заведениями только то, что не под силу осуществить негосударственным образовательным институтам. И обеспечить эти высшие заведения всеми привилегиями, хотя бы по образцу Российской империи и приравнять выпускников этих заведений к государственным чинам с присвоением звания. Это звание уже будет показывать его социальный статус и значение в обществе. Ведь наукой не только увлекаются, а ей ещё и служат.

Вариантов развития российской науки, есть несколько, но только не за счёт бесконечного вливания бюджетных средств и гигантизации госвузов. Премьер-министр В.В. Путин отметил, что «при подготовке нового бюджета, расходы на науку и образование должны оптимизироваться» (23.06.09). В свою очередь, глава Рособрнадзора заявила, что «процесс аккредитации вузов претерпит изменения» (01.07.09). В аккредитационных требованиях к учебным заведениям иногда заложены заведомо неисполнимые нормы.

Например, норма УЧЕБНОЙ! площади на одного студента очной формы обучения – 10 кв.м.; на одного студента очно-заочного отделения – 2,5 кв.м. и на одного заочника – 1 кв.м. Исходя из таких норм, можно судить о физиологических данных студентов разных отделений. Десять человек с очного отделения с трудом размещаются на площади в 100 кв.м.(каждый студент примерно массой как три взрослых бегемота), а сколько стоит кв.м в Москве, знают многие. Значит, каждый студент очник – это не просто три взрослых бегемота – это три золотых взрослых бегемота, содержание которых непосильно для любого государства. Разумеется, эти нормы не соблюдаются ни в одном ВУЗе. Очень сильное противоречие между административной теорией и реальной практикой. Подчеркиваю, что это нормы на учебную площадь. Сюда не входят коридоры, лестницы, спортзалы и прочая необходимая собственность. Зато при обучении по заочной форме студент явно физически деформируется до размеров большого кота или фокстерьера. В 21 веке эти нормы явно неприемлемы и на качество образования в условиях всеобщей, всемирной компьютеризации никак не влияют. Зато служат коррупционным резервным ресурсом, заложенным в положения аккредитационных показателей, разные внутриведомственные положения. Естественнее было бы определять полезную учебную площадь по количеству компьютеров.

Другой показатель – это количество докторов и кандидатов наук. Показатель очень спорный, так как советские доктора или уже не работают или почти не работают, а в постсоветский период произошла профанация научных степеней. И отличить, где действительный доктор наук, а где доктор наук по документам при личном общении, конечно, можно, но закладывать это в показатели – дело спорное. Поэтому и здесь есть свой рынок профессорских услуг.

Настоящий показатель деятельности высшего образовательного заведения – это те научные проекты, которые в нём осуществляются. По любым направлениям естественных или гуманитарных наук есть великое множество неизученных тем. Именно научная деятельность и внедрение результатов в жизнь – важнейший показатель, по которому надо оценивать деятельность образовательного заведения. Даже написание выпускных квалификационных работ – дипломов, можно превратить в творческий процесс. Оценивать же деятельность института в количестве квадратных метров и профессорских душ в эпоху стремительного развития технического прогресса – путь заведомо неправильный, который приведёт к профанации и дискредитации российского образования, потерянному времени и ненужным расходам.

Теперь переходим к затратам. Скудость статистических официальных данных не позволяет увидеть полную картину эффективности затрат на высшее образование государства и каждого человека в отдельности. Тем более с учётом обязательного ЕГЭ. На прошлый учебный 2007/2008 год численность всех студентов в России составляла – 6.884.200 чел. Из них в государственных вузах – 5.860.100 чел. в негосударственных – 1.024.100 чел. В негосударственных вузах все студенты обучаются на платной основе. В государственных вузах только часть, иногда очень значительная, которая дает приток внебюджетных средств, сравнимый с поступлениями из бюджета. 

Некоторые деятели считают, что все негосударственные вузы - это гуманитарные учебные заведения с заведомо низким качеством образования, а государственные – это технические  с высоким качеством. Если это так, то почему наши самые известные государственные вузы не входят даже в сотню лучших учебных заведений мира по всем рейтингам? С качеством всё ясно. Теперь в тех же государственных технических вузах есть внебюджетные места и эти места, в основном, на гуманитарных факультетах. Почему же студенты не хотят идти учиться бесплатно на технические специальности? А ведь государство выделяет бюджетные средства на содержание всего недвижимого и движимого имущества, а также на учебно-образовательный процесс. Обучение же на платной основе в государственных вузах значительно дороже, чем в негосударственных, ко всему этому ещё и каждый налогоплательщик платит за содержание этих учебных заведений через бюджетные поступления.

Идея сократить число негосударственных вузов, а значит, и число студентов, обучающихся в них, в надежде, что студенты этих учебных заведений бегом и строем помчатся на внебюджетные места в госвузы  малосостоятельная, особенно в период затяжного экономического кризиса, который уже сказывается на негосударственных вузах. У студентов нет средств платить даже среднюю цену за обучение. Откуда они возьмут средства для оплаты более высокой стоимости обучения в государственных вузах? Как правило, она в два раза выше и плюс административные «услуги». С другой стороны, поменять гуманитарную специальность на бюджетную техническую из-за нехватки денег на обучение – это примерно то же самое, что поменять свою естественную голову на другую под размер дармовой шапки, которую придётся носить долгое время. И что же, более одного миллиона человек, обучающихся в негосударственных вузах,  оставить без возможности получения высшего образования?

Вот некоторые данные по приёму студентов в 2007 – 2008 учебном году: принято в государственные учреждения – 1 384 506 студентов, в негосударственные учреждения – 274 620 студентов. Доля принятых на платной основе в 2006 г. составила в государственных учреждениях – 55,9%, а всего принято на платной основе – 62,1% всех студентов. Это официальные данные, с официального сайта Министерства Образования России. Эти цифры дают ясное представление о  коммерциализации всего российского образования, также, в большой степени, и в государственных вузах.

А если посмотреть на разницу в оплате за обучение, то возникает вопрос, почему в государственных вузах цена зачастую значительно выше, хотя преподаватели те же самые? Трудно представить, какие экономические или политические выгоды получит от принудительного административно-силового вытеснения негосударственных вузов российское общество, молодёжь и государство. Может, есть какие-либо тайные, неизвестные для непосвященного ума выгоды? Выгоды, конечно, есть, их очень сложно в наше время скрыть, но это не выгоды для России и её народа.

Далее, что сейчас понимать под гуманитарными вузами или предметами? В век развития компьютерных технологий, средств телекоммуникаций и создания глобальных баз данных, метод изучения этих гуманитарных предметов ИЗМЕНИЛСЯ. Он стал намного более технологичным и зависимым от математических моделей. Отдельно и обособленно существующих от технических наук гуманитарных предметов сейчас не существует. Вот учебные заведения, которые не внедряют современные методы обучения и развития интеллекта в пространстве Интернета, может и есть гуманитарные в понятии начала ХХ века. Старая русская пословица «Где тонко, там и рвется» очень соответствует положению дел в образовании России. Непоследовательность и неясность для общества целей проводимых изменений, на которые накладывает свои коррективы затяжной мировой экономический кризис, может вообще подавить здоровую мотивацию заниматься образованием и наукой в России. Понижение статуса образования повлечёт бегство талантливой молодёжи, желающей учиться и не имеющей возможности.

Чтобы этого не произошло, все ВУЗы страны, независимо от их формы собственности, должны добывать основные средства для своего существования за счёт своей научной деятельности, при минимальной, целевой бюджетной поддержке государства. Оптимизация бюджета, про которую говорил премьер, не только вынужденная мера – это необходимая мера, которая уменьшит иждивенческие аппетиты и, может быть, пробудит творческую научно-исследовательскую мысль российского интеллектуального сообщества, которое давно определяется не степенями, а качеством своей позитивной востребованности.





Пользовательского поиска




в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru