Проблемы местного самоуправления
все журналы по темам оглавление  № 25   1  2  3  4  5  6  7  8  9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20


Гумье Магомет Лаид

Рассказ В. Ропшина
S zabitoi knijnoi polki.
Текст адаптирован с оригинального рассказа 1917 года.


I.

Александр Махлаев. Катарсис.

В Геджасской кофейне было полутемно и сильно пахло опиумом и белладонной. На полу, в кружок, сидели незнакомые Магомету Лаиду люди - торговцы с запада и горные пастухи. Он присел на корточки у фонтана и стал слушать, что говорят побывавшие в Марокко, в Ливии и в Сахаре арабы.

- Молчание!.. Мы - мусульмане. Может ли наше сердце оставаться спокойным, когда наши братья страдают в Турции и в Египте?.. Но разве человек живет одним сердцем? Что будет, если турки придут сюда?.. Где твоя слава, господин наш Абдул-Гамид? Твои слуги заключили тебя в темницу, и арабы в Сирии отказались идти на войну... Горе туркам! Кон-стантинополь будет сожжен!..

- Константинополь не будет сожжен...

- Молчание!.. Исламу поставлена западня... Нас обманули, сказав, что немецкий султан - мусульманин. Вчера он молился христианскому Богу, а завтра, быть может, будет молиться Богу евреев... Нас обманули, сказав, что в Оране арабы убивают французов... Нас обманули, сказав, что французы одни, и что они просят мира…Кто может победить их, союзников - англичан?.. Правда сияет, как солнце. Константинополь будет сожжен!..

- Константинополь не будет сожжен...

- Молчание!.. Я говорю: турки жили на французские деньги, а теперь сражаются против Франции. Не берите примера с турок. Пророк сказал: „Война спит, и проклят тот, кто разбудит ее..." Не мы разбудили ее... Пророк сказал также: „Рай находится под тенью мечей..." Если между нами есть воин, пусть он запомнит эти слова... Сын шейха Мокрани поступил солдатом в двенадцатый полк спаги.

Магомету Лаиду понравилась эта речь. Немцев он не знал вовсе, а о турках слышал только в кофейнях. Но он был готов воевать с кем угодно и где угодно. Он поднял голову и спросил:

- Ты говоришь, что сын шейха Мокрани поступил по французские войска?

- Да, Эль-Азари это сказал.

- Но есть люди, которые говорят, что Константинополь не будет сожжен?..

- В пустыне много неразумных людей...

- Значит, хороший мусульманин должен идти воевать?

- Да, хороший мусульманин должен идти воевать.

Магомет Лаид встал и вышел на площадь. Вечером, у уличного писца, он написал письмо в Константину:

„Господин! Пророк сказал: „Война спит, и проклят тот, кто разбудит ее". Но пророк сказал также: „Рай находится под тенью мечей".

Господин! Я кланяюсь тебе, потому что я тот, который желает служить французам. Я здоров, умею ездить верхом и стелятъ из винтовки. Я дам 50 франков моим друзьям, и они будут радоваться, что Магомет Лаид - французский солдат.

Господин! Я хочу воевать против тех, которые разбудили войну, и я хочу попасть в рай.

Магомет Лаид-бен-Брагим".

II.

В Марселе было знойно и душно, и от каменной мостовой поднималась раскаленная пыль. Эта едкая пыль была непохожа на золотистый песок пустыни. В пустыне люди дышали свободно. В городе им нечем дышать. В городе нет родников. В городе нет палаток. Дома закрывают солнце, и фабричные трубы закрывают дома. Есть только уголь и горячие камни. И для того, чтобы это увидеть, надо проехать страну Ву-Оаада и страну Ву-Зейана, и еще страну Мзила, и потом запереться в тесный вагон железной дороги, и потом долго качаться на пароходе, как качаются пальмы, когда дует восточный ветер. Разве не прав Эд-Тураи: „Пусть отважный бросается в бездну славы, ты же довольствуйся скромной и тихой жизнью!.."

Магомет Лаид поправился на седле и сверху вниз посмотел на городскую толпу. Если бы в Геджасе он не послушался неизвестного человека, он бы вел теперь спокойную жизнь. Он не был бы солдатом. Он оставался бы в пустыне и собирал финики - „гар”, „гамераег” и „сафрайю" - плоды, дарованные Аллахом. Но что делать?.. Судьба. Воин помнит слова пророка.

У вокзала арабы остановились. Магомет Лаид обернулся назад и увидел безконечные ряды кроваво-алых бурнусов. Ему показалось, что это не его 16-й полк, а двадцать гумов Сахары. Неужели все хорошие мусульмане уже переправились через море? С тротуаров женщины бросали цветы, и он поймал одну розу и прикрепил ее к уздечке коня. Его серый в яблоках жеребец насторожил точеные уши и прислушивался к крикам толпы.

- Да здравствует Франция!

- Да здравствуют гумье!

- Да здравствуют африканские войска!

Магомет Лаид понял, что все эти люди, - мужчины, женщины, дети, старики и уличные мальчишки, - приветствуют его, Магомета Лаида, и приветствуют потому, что он идет воевать. Ему стало весело. И, толкнув коленом соседа, такого же бронзового с оливковыми глазами гумье, он сказал, улыбаясь:

- Ла-илах Магомет рассул Аллах... французы радуются, что арабы пришли к ним на помощь...

В Бельгии Магомет Лаид сначала не понимал ничего. Воевать - это значит, на всем скаку застрелить из винтовки кабила. Воевать - это значит, ночью напасть на французский лагерь и угнать верблюдов и лошадей. Воевать - это значит, устроить на дороге засаду и неожиданно броситься на неосмотрительнаго врага. Но разве стоило идти на войну, чтобы жить в бельгийской деревне, слушать пушку, зябнуть под осенним дождем и не видеть нигде немцев? Особенно скучно бывало по вечерам. Огни тушились. Падала беззвездная ночь. В конюшнях лошади, беспокоясь, фыркали и стучали ногами, и Магомет Лаид, шлепая по дождевым лужам, проходил к своему жеребцу и разговаривал с ним о Геджасе. Лошадь больше понимает, чем человек, только надо научиться с ней говорить... А потом он молился: „О, господин мой, Абделькадер Джилани, султан святых! Ты ездишь на красной кобыле, ты охраняешь знамя пророка, ты спасаешь людей в несчастье, и ты угоден Аллаху... Помолись за меня"... На улице барабанил дождь, в щели дуло, на полу вповалку спали арабы, и когда Магомет Лаид засыпал, ему снился сыпучий песок пустыни и яркие звезды. Так прошло десять дней. А потом полк выдвинули на передовые позиции. На лесной опушке расставили часовых, и Магомету Лаиду лейтенант указал его место - за деревьями, у поворота шоссе. Справа и слева был лес - густой, зеленый кустарник. Впереди дорога загибалась коленом и в конце ее были немцы. День был пасмурный и ветер шумел в лесу. Магомет Лаид стоял неподвижно, не думая ни о чем и слушая, как лениво шепчутся листья. Он бросил поводья, и его жеребец, нагнув шею, пощипывал высокий ковыль и позвякивал железными удилами. К вечеру стало тихо - так тихо, как бывает в пальмовой роще, когда солнце еще не зашло, но уже окончился день. Магомет Лаид пригнулся к седлу и на минуту закрыл глаза. И сейчас же раскрыл их и замер: из-за поворота дороги показалась гнедая лошадъ, а на ней человек без бурнуса, в серой куртке и с длинной пикой в руке. Человек этот несся прямо на Магомета Лаида. Тогда Магомет

Лаид ударил каблуком своего жеребца, и жеребец взвился на дыбы, и круто повернулся на задних ногах. Пика зазвенела о стремя и разорвала алый бурнус. Серый человек промахнулся. Промахнувшись, он не удержался в седле и упал через голову на дорогу. Он упал не один. Магомет Лаид упал на него и, схватив его левой рукой за горло, вынул из-за пояса нож. Немец прохрипел: «Камрад...». Магомет Лаид почти не понимал по-французски, но слово „камрад" он слышал еще в Марселе. Он догадался, что немец просит пощады, и вспомнил, что лежачего бить нельзя. Кроме того, он подумал, что лейтенант, наверное, будет доволен, если он приведет к нему пленного немца. Он спрятал нож и сказал:

- Пленник.

Немец радостно закивал головой:

- Да... да... камрад...

Тогда Магомет Лаид связал немцу руки и, приказав ему не двигаться ни на шаг, направился к лошадям. Гнедая лошадь еще дрожала всем телом. Он разнуздал ее и погладил по шее. Лошадь была высокая, крепкая, и Магомету Лаиду было приятно, что он даром приобрел такого коня. Потом он вернулся к немцу.

- Немец?

- Да, немец.

Магомет Лаид улыбнулся.

- А я араб.

- Мусульманин?

- Да, мусульманин.

Больше было не о чем говорить. Немец со связанными руками покорно сел на траву, а Магомет Лаид снова стал у поворота дороги. Он помнил, что он часовой и не имеет права отлучаться с поста. Так его учил лейтенант. Пули не убивают, убивает судьба... Судьба его, Магомета Лаида, стоять в лесу на часах. Судьба пленника - терпеливо ждать смены. Тогда его отведут к лейтенанту, а лейтенант закует его в цепи и посадит в тюрьму. Арабу - война. Иностранцу - темница. „Мектуб"


________________________


В этот день Магомет Лаид был счастлив. Ведь на свете есть только две хорошие вещи: хорошая палатка в пустыне и хорошее единоборство с врагом.

Через неделю было большое сражение, то сражение, о котором мечтают правоверные мусульмане: „Я хочу открытого боя, в котором каждый рискует жизнью. Пусть семь пуль попадут в меня, и семь пуль в моего коня, и семь пуль в моего врага. И пусть уйдет иноземец..." Но когда было приказано спешиться и оставить лошадей у деревни, а самим лечь в канаву, Магомет Лаид удивился. Араб сражается на коне и никогда не прячется в яме... Но раздалась команда: „огонь", и впереди в маисовом поле он увидел бегущих на него немецких солдат. Он гордился тем, что без промаха попадал в газель. В газель труднее попасть, чем в бегущего человека... И он начал стрелять и стрелял до тех пор, пока винтовка не накалилась. А потом было приказано отступать к лошадям. Когда сели на лошадей, то вдали на шоссе показался голубоватый туман, какой в полдень встает в Сахаре. Лейтенант выстроил эскадрон но скомандовал: „Вперед!.. Рысью марш!.." С рыси кони незаметно перешли на галоп, и жеребец Магомета Лаида начал просить поводьев. Но Магомет Лаид выпустил его во весь мах только тогда, когда заметил первого немца. Этот немец был офицер. Он не принял открытого боя. Он повернул свою лошадь и стал уходить налево, к синевшей на горизонте роще. Через две минуты жеребец Магомета Лаида вспотел, и по тому, как он часто дышал боками, Магомет Лаид понял, что он устал. Роща все приближалась, и уже можно было различить ореховые кусты. Магомет Лаид ясно видел спину уходившего офицера, его рейтузы и белокурый, остриженный под гребенку затылок. Офицер иногда оборачивался назад и потом опять пригибался к седлу. Лошадь у него была вороная, лучше, чем у Магомета Лаида, но уставшая еще больше, чем его жеребец. Она скакала, тяжело взрывая землю ногами и спотыкаясь о свекловичные корни. Магомет Лаид притронулся к ушам своего жеребца, и сейчас же расстояние начало уменьшаться. Догнав наконец офицера, он поднял руку и замахнулся. Но тут случилось то, чего он не ожидал. Он выронил саблю и зашатался в седле. „Пусть семь пуль попадут в меня",- подумал он и больше не почувствовал ничего... На шоссе кучка всадников в алых бурнусах шагом возвращалась в деревню. По истоптанному конями полю носился серый в яблоках жеребец, а у рощи, почти у самых кустов, лежало неподвижное тело. Магомет Лаид хотел в рай.

III

Только через год, к концу Рамадана, в Геджасе узнали о смерти Магомет Лаида. Его мать, старуха Фафанн, плакала во весь голос:

„Где он?

Его лошадь вернулась, но он не вернулся,

Его ружье вернулось, но он не вернулся,

Его сабля вернулась, но он не вернулся,

Его шпоры вернулись, но он не вернулся.

Говорят, что он умер в назначенный ему день, -

Умер от пули.

Говорят, что он умер в назначенный ему день...

Аллах да благословит гумье Магомета Лаида.

О, мой сын, Магомет Лаид,

Я выбрала для тебя двух жен. Будь счастлив. Они не найдут лучшего супруга, чем ты.

О, мой сын, ты самый храбрый из всех людей, живущих в пустыне…

Мое сёрдце никогда не забудет тебя...

О, мой сын, Магомет Лаид!.."

А в Геджасской кофейне проезжие люди, говоря о войне, вздыхали:

- В Марокко, в Ливии и в Сахаре женщины плачут о своих сыновьях. Убит Вухалла-бен-Эмбарк, и Годжи-бен-Ларби, и Аберрахман-бен-Али, и Магомет Лаид-бен-Брагим, и многие другие хорошие мусульмане. Аллах вознаградит их в раю... Если будет воля Аллаха, Франция победит, и Константинополь будет сожжен..! И когда Франция победит, она вспомнит, что арабы сражались с Вильгельмом-пашой...

„Человек - только легкое пламя, а пламя превращается в пепел. Не надо плакать о погибших в бою, ибо рай находится под тенью мечей"...

Так говорит Пророк.


“Война спит, и проклят тот, кто разбудит ее...”

65 ЛЕТ БИТВЕ НА ВОЛГЕ

65 ЛЕТ БИТВЕ НА ВОЛГЕ







в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru