Проблемы местного самоуправления
все журналы по темам оглавление  № 25   1  2  3  4  5  6  7  8  9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20


Силовые методы стали слишком популярны в судах и бизнесе

Владимир Соловьёв


Выборы прошли – и это хорошо. Теперь главное – не забывать, что кроме избирательных кампаний, наша жизнь заполнена более постоянными вещами, проблемами. И я хочу обратить внимание россиян, может, еще не остывшее после выборного накала, на другие, не менее важные события. Например, на то, что происходит вокруг задержаний Бульбова и Сторчака. Да, эта тема уже обсуждалась многажды. Но, почти каждый день мы узнаем новые повороты в судьбах этих людей.

Итак, поручительство Алексея Кудрина, которым он взял на себя ответственность за задержанного Сергея Сторчака, судом отклонено. Я хочу обратить ваше особое внимание на этот момент. Поручительство не кого-нибудь, а первого вице-премьера, министра финансов Российской Федерации – суд это не признал в качестве наивысшей гарантии. Куда уж выше? Президент?

Константин Ломовцев. Голова

Поручительство обозначает, что когда граждане, находящиеся под следствием, потребуются суду, они предстанут для дачи необходимых разъяснений, показаний и прочего. Однако, и сам принцип, по которому Бульбова и Сторчака удерживают под стражей, и отказ Алексею Кудрину, говорят о том, что в России стала бессмысленной такая норма – поручительство. Один и тот же суд отказал Кудрину и Черкесову. Отказал под предлогом того, что подследственные будут оказывать давление на следствие, окажись они на свободе. Смешно. По инкриминируемым им преступлениям, ни Бульбова, ни Сторчака, не должны задерживать, на мой взгляд. Они не представляют угрозы для общества, они никого не убили, никому не нанесли телесных повреждений… Один из них идет по обвинению в незаконном прослушивании, другой – в превышении должностных полномочий. Они, скорее, являются ярчайшей иллюстрацией слов господина Калинина, заявившего, что в России примерно треть содержится в следственных изоляторах необязательно. То есть, около трети вполне можно было выпустить под подписку.

Затем, давайте признаемся, что эти задержания - плевок в лица Черкесова и Кудрина. Когда происходит такое, то возникает вполне обоснованный вопрос – А зачем нам такой Следственный комитет? Теоретически, его главная функция – борьба с коррупцией. Но, пока СК пытается лезть в дела, в которых он вряд ли компетентен. Зато, обратите внимание – как быстро и плотно прикрыто информационное освещение дел Бульбова и Сторчака. Надежно прикрыто.

А с другой стороны, деловое сообщество вовсю раскачали темой Шварцмана. Тем самым интервью руководителя «Финансгрупп» Олега Шварцмана, которое он дал газете «Коммерсант». Там он достаточно откровенно рассказал о своем бизнесе, о так называемой «бархатной реприватизации». Вообще-то, такие факты должны были бы заинтересовать, в первую очередь, господина Бастрыкина, главу Следственного комитета. Чего пока не наблюдается.

Я, в свою очередь, не смог пройти мимо этой темы. Она слишком многозначительная. Слишком показательная. Да и чем-чем, а освещением рейдерства, расследованиями этой заразы, я занимаюсь уже достаточно давно. Понятно, что, начав расследование фактов, указанных Олегом Шварцманом, я вновь буду подвергнут всякого рода «акциям повышенного внимания» со стороны некоторых персон. Что вполне естественно. Рейдерство невозможно без активного соучастия судебной системы. А кто у нас так тесно связан с судейскими людьми? – Господин Каланда. Ну что же, посмотрим.

Я сразу же связался и с Олегом Шварцманом, и с Михаилом Барщевским. Дело в том, что сразу же после публикации своего интервью, Олег Шварцман был выведен из высшего совета партии «Гражданская сила», именно по требованию руководителя партии, Михаила Барщевского. Таким образом, эта публикация развела их по разные стороны. А в четверг они окажутся по разные стороны в моей программе «К Барьеру!», на НТВ. По крайней мере, предварительное согласие дали оба.

Замечу, что вышло интервью в «Коммерсанте» в пятницу, за несколько дней до выборов. И это оказалось сильнейшим ударом по репутации Барщевского и партии «Гражданская сила». Учитывая, что и так Барщевский набрал больше, чем СПС, то без этой публикации вообще неизвестно, как бы голоса легли. Конечно, я не говорю о семи процентах, но все же удар есть удар.

Кроме этого, мы уже переговорили с Олегом Шварцманом, и вот что он сообщил мне…

Соловьев: Олег, скажите, пожалуйста, - какова была ваша мотивация? Зачем вы давали это интервью? И в чем смысл, для вас, этой «бархатной реприватизации»?

Олег: Пункт 1-й. Интервью мною давалось в США на конференции корреспонденту, который был оплачен и приглашен Российской венчурной компанией. В интервью есть вторая часть, мной читаемая, и по-прежнему считается неофициальной, где я озвучил некоторые принципы работы ряда своих организаций. А литературная обработка «Коммерсанта»… не учитывая моих купюр, договоренностей, была размещена непосредственно на страницах газеты. Я считаю, прежде всего, это большой ошибкой «Коммерсанта». И не предполагал, что газета, пользующаяся высоким имиджем деловой прессы, может сравниться с изданием желтой прессы.

Соловьев: То есть, вы считаете, что вас неточно процитировали? И сместили акценты?

Олег: А категорически извратили.

Вот так. Первоисточник считает, что его слова извратили, и что в печать пошла неофициальная часть интервью. Однако, не так-то все просто. И суть уже не столько в том – что и как напечатал «Коммерсант»… Важнее другое – факт самого явления как «бархатная реприватизация». И он тесно переплетается с интригами вокруг Кудрина и Черкесова. Суть в том, что в стране есть некоторые силы, которым не нравится, как были распределены активы. И теперь они хотят ранее приватизированные предприятия перераспределить. Делается это откровенно силовыми методами, рейдерскими. В общем, вовсю применяется административный ресурс – никаким либерализмом и не пахнет. Но ведь те удары, которые были нанесены по Кудрину и Черкесову – также, не в интересах либерального блока администрации президента. Вот и напрашивается связь с неким «патриотическим подпольем», которое упомянуто в интервью Шварцмана «Коммерсанту». Почему нет? Мощная армия бывших офицеров ФСБ, МВД, МО, очень профессиональных людей, полных сил, но оказавшихся вне службы… К тому же, нельзя сказать, что эти люди не патриоты, скорее – наоборот. Тем более, что их участие в «бархатной реприватизации» преподносится не как силовое, а консультационное. Шварцман, якобы, привел в качестве примера генерала Варенникова. Тот, правда, уже сегодня открестился от «бархатной реприватизации» и от Шварцмана. Нет ответа, и вряд ли будет, от другого упомянутого лица – Игоря Ивановича Сечина..

Устюжанин О. Голод

С одной стороны, методы, применяемые Шварцманом, используются во всем мире – понижается стоимость активов, потом их выкупают на нижней границе рынка. Но, есть и сугубо российский оттенок – это применяется и к тем компаниям, долю в которых имеет государство. Мотив прост – государство не получает ни копейки, а топ-менеджмент жирует. Значит – надо перераспределить доли. Логика есть… Но вот какое-то напряжение вызывает исключительно рейдерский стиль.

На мой взгляд, такая информация, которую озвучил Шварцман, вновь доказывает одно – в России нет никакого смысла заниматься бизнесом. Сегодня людям из администрации президента ты кажешься социально ответственным, а завтра… завтра они могут и передумать. И что тогда? Придут «бархатные реприватизаторы» и скупят твой бизнес на «нижней границе рыночной стоимости»? И пусть они будут заявлять, что действуют в интересах государства… Но, что, в этом случае, надо понимать под государством? Уже не группу ли заинтересованных чиновников, которые опоздали в 90-х годах на всеобщую приватизацию? И кто вас рассудит? Наши суды? – Ну, это только в том случае, когда они перестанут сами заниматься коммерцией. Ведь они именно коммерчески и политически ориентированны – и это не секрет. Это даже очень большая и больная проблема.

Возможно, это прозвучит смешно – но я считаю, что в стране должен главенствовать закон. Именно закон, а не благие намерения убежденных реприватизаторов наподобие Олега Шварцмана. Только законом следует бороться с ошибками и злоупотреблениями приватизации. И это вполне реально. К примеру, Александр Лебедев предлагает ввести специальный налог. Если тебе досталось один или несколько заводов, чуть ли не даром, и государству ты, в свое время, рыночную стоимость за них не заплатил – то выплати сегодня соответствующий суммарный налог и работай себе спокойно дальше. Думаю, что такие инициативы в законном поле могут заметно успокоить и бизнесменов, и тех, кто нацелился на их предприятия.



Политика Экономика СМИ Аналитика Прогресс





в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru